January 15th, 2004

маски

Не понимаю

почему людям, которые постоянно со мной доброжелательно общаются, ничего не стоит плюнуть мне в душу, вытереть о меня ноги и при этом считать себя порядочными и приличными людьми на том лишь основании, что боль, которую они причинили, оправдана тем, что их поступки позволяют решать их профессиональные задачи с несколько меньшими затратами, чем если бы учитывались и мои интересы? Я не говорю про тех, кто находится со мной в открытой вражде и не скрывает своей ко мне антипатии или равнодушия, по крайней мере. Это я могу понять - любить меня никто не обязан. Но те, с кем я поддерживаю нормальный человеческий контакт - неужели для них настолько неважно, что я о них подумаю? Или они уверены, что поступают нормально? Или они действительно поступают нормально, а я ненормально на это реагирую? Но тогда можно сегодня сделать человеку гадость, а завтра пить с ним водку и похлопывать его по плечу. Впрочем, большинство так и делает. А я не могу. Ненормальный я или они?
маски

Во саду ли, в огороде

У Някрошюса запоминаются прежде всего детали. В "Вишневом саду" - "многоуважаемый шкаф", похожий на гроб, на который положат приехавшую Раневскую, чучело кролика (жалко, не чайки), спецовка Фирса, платье Раневской, расшитое ласточками. При этом из его спектаклей почему-то становится очевидным то, что в других постановках тех же пьес или при их прочтении оставалось непонятном. В его "Отелло" (самом эротичном спектакле из всех, что мне доводилось видеть) было совершенно очевидно, за что мавр убил жену: так сильно ее любил, что мысль о том, что она с другим, оказалась несовместима с жизнью - с ее и его. А в "Вишневом саде" за почти шесть часов поймешь и почему Варя никак замуж не выйдет, и о чем Фирс тоскует, и откуда у лакея Яши эта ненормальная склонность к "европейскому шику", не говоря уже об отношениях Раневской и Лопахина. Кстати, Яшу играет мой давний знакомый, на момент нашего знакомства он еще студентом подрабатывал художественным свистом, потом сыграл ковбоя в рекламе, сейчас работает в Театре Сатиры (играет "голубого" в "Слишком женатом таксисте), а теперь вот еще у Някрошюса!

То ли оттого, что сценография вызывает ассоциации с кладбищем, то ли благодаря музыкальному лейтмотиву - Траурному маршу из третьей части Первой симфонии Малера, то ли из-за присутствия Миронова, который прочно связан с Гамлетов, "Вишневый сад" Някрошюса очень явно обнаруживает аналогии с шекспировским "Гамлетом", где Раневская и Гаев напоминают Гертруду и Клавдия, Варя - Офелию, Лопахин, соответственно, Гамлета, а Фирс - философствующего о смерти могильщика. И одновременно с "Гамлетом" - психоаналитические триллеры типа "Идентификации", где все действующие лица - разные грани подсознания некой психопатологической личности , которые представляют каждое - определенный комплекс: Лопахин - социального происхождения, Яша - социального положения, Варя - неустроенности и одиночества, Петя - недостаточной образованности, Шарлотта - национального и профессионального самоопределения и так далее. Эти комплексы резонируют либо конкурируют между собой, а доминирующей чертой в структуре этого шизофренического сознания является Раневская, олицетворяющая неспособность расстаться со своим прошлым, живущая среди призраков и неумеющая найти контакт с реальными живыми людьми. В общем, как всегда, получилась пьеса про меня. "Вишневый сад" - это я!