January 3rd, 2004

маски

Список Гинкаса

Я долго жду, пока становится совсем невмоготу. А этот момент обязательно наступает. И тогда я иду на новый спектакль Гинкаса. К тому моменту он уже не новый, но мне нужно быть готовым к нему. К тому, что я там увижу. Про хорошего актера говорят: "может сыграть телефонную книгу". Гинкас - режиссер, который телефонную книгу может поставить, и поставить так, что мороз по коже. Но телефонная книга - какой-никакой текст, у Гинкаса это уже было - спектакли по документам, справкам, свидетельским показаниям ("Казнь декабристов", "Пушкин. Дуэль. Смерть"). "Сны изгнания" - спектакль по мотивам картин. Марка Шагала. Гинкас не делает из живописных полотен "живые шарады". Он одухотворяет писаных маслом и карандашом героев Шагала и оживляет их - в буквальном смысле. У меня когда-то был разговор с Николаем Караченцовым, когда я сказал ему: и Захаров, и Гинкас - выдающиеся режиссеры, но Захаров - гениальный фокусник, а Гинкас - волшебник.
Николай Петрович возразил:
- Захаров иногда тоже бывает волшебником - ведь у него есть Чурикова, Абдулов, Броневой... Иногда Караченцов - добавил он с иронией.
- Но у Гинкаса нет ни Чуриковой, ни Броневого, ни Караченцова - а чудо происходит, - заметил я. Караченцов вслух не согласился - но было заметно, что он не обиделся. "Сны изгнания"- зрелище, каждое мгновение которого хочется остановить. Настолько оно невыносимо прекрасно. Когда я вижу, как из груди художника вытягивают красную нить, которая начинает пульсировать, как кардиограмма, и художник пытается балансировать на ней, как канатоходец, в ритме биения собственного сердца - я вижу (не ПОНИМАЮ, а именно ВИЖУ), что означает выражение"слово стало плотью". Строго говоря, можно и про Гинкаса сказать: повторяется: трупики еврейский детей из разобранных на части кукол - почти то же самое было у него же в "Золотом петушке". Но ведь и Шагал очень узнаваем со своими петухами и коровами. От этого волшебство не перестает быть волшебством, чудо не перестает быть чудом.
маски

Возвращаясь к разговору о высоких материях (см. пост от 22 декабря)

"- Что ж, не нравится? - спросил сбоку чей-то голос.
- Не, не нравится, - ответил Затворник.
- А что конкретно не нравится?
- Да все...
- Понятно. И где, по-вашему, лучше?
- В том-то и трагедия, что нигде! В том-то и дело - страдальчески выкрикнул Затворник. - Было бы где лучше, неужели я б с вами тут о жизни беседовал?"
Виктор Пелевин. "Затворник и Шестипалый"
И завершая разговор на эту тему - из того же источника:
" - Мы живы до тех пор, пока у нас есть надежда, - сказал Затворник. - А если ты ее потерял, ни в коем случае не позволяй себе догадаться об этом. И тогда что-то может измениться. Но всерьез надеяться на это ни в коем случае не надо."