Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Месть" реж. Сюзан Биер в "35 мм"

У Кристиана мама умерла от рака мозга, родители Элиаса собираются разводиться. Элиас носит брекеты и одноклассники дразнят его "Крысиной мордой", сдувают шины велосипеда и всячески издеваются. Кристиан в классе новенький, только что приехал из Лондона после смерти матери, и до этого часто менял школы - он знает, как себя поставить: избивает главного обидчика нового друга и угрожает ему ножом.

Младшие подростки - не самая благодатная тема для кино на сугубо подростковую тематику (заведомо исключаются многие выигрышные темы), но в фильме два вполне равноценных сюжетных плана. Отец Элиаса - доктор-волонтер, врачующий в неопознанной африканской пустыне благодарных чернокожих дикарей. Все чаще на его импровизированный операционный стол полевого госпиталя попадают женщины со вспоротыми животами - так бесчинствует местный "браток", Большой Человек. Это "человек" позднее оказывается пациентом Айболита - у него в ране на ноге уже черви завелись. Друзья-негры отговаривают белого брата - не лечи, мол, он же убийца, но доктор берется лечить. А потом, не выдержав, отдает уже почти здорового бандюка на растерзание толпе. Тем временем далеко-далеко на севере в благополучной Дании двое мальчишек собираются отомстить обидчику отца Элиаса - автомеханику, который ударил его ни за что и не извинился. Дедушкины фейерверки идут на бомбу, которую Кристиан собирает, пользуясь инструкциями из интернета. Бомбу они бросают с утра пораньше в машину автомеханика, но Элиас выбегает, чтобы предупредить невесть откуда взявшихся поблизости людей, и осколки ранят его.

Последние полчаса картины исполнены неизъяснимой интеллигентской благостности и, положа руку на сердце, тошнотворны. Но так или иначе кино вышло хорошее, вопросы режиссер ставит правильные, нужные, другое дело, что она не состоянии не то что дать на них верные ответы, но хотя бы достойно от ответов уклониться, хотя бы как ЛаБьют в "Лейквью" или Джордан в "Немыслимом". Пытаясь определить грань, где терпение исчерпывается и следует применить силу, датская интеллигентка, для которой это пока еще вопрос сугубо теоретический, такой грани не находит, не ощущает. Она продолжает верить, что силу подлости и злобы одолеет дух добра - сам по себе, без насилия. Мысль эта, впрочем, уже в фильме получает двусмысленное развитие - в "африканской" линии герой последовательно терпим и честно исполняет свой долг, но все-таки убивает своего пациента чужими руками, допускает и даже желает, чтобы того уничтожили. Про таких "пацифистов" запоздало очнувшийся от интеллигентского дурмана Оруэлл когда-то говорил, что они избегают насилия, потому что за них его творят другие. Идиотическая идея "непротивленчества" сто лет назад была не слишком, может быть, удачно в художественном отношении, но очень точно по сути доведена до гротеска в повести Михаила Арцыбашева "Смерть Ланде". Авторы "Мести" не просто останавливаются вовремя, но и, доказывая, что месть гнусна, вредна, аккуратно пятятся назад. А так хотелось поверить, что где-то в Европе подрастает поколение "неуловимых мстителей" - но нет, никакой надежды.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments