Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Тот, кто любил Ингве", "Товарищ Педерсен", "Норвежский ниндзя" (норвежское кино в "35 мм")

Прошлогодний, первый фестиваль норвежского кино я пропустил целиком, потому что как раз на это время уезжал, так уж совпало, в Норвегию. Правда, вскоре большая часть фильмов из его программы вышла в прокат. Насчет нынешних не знаю, решил не рисковать и посмотреть их в рамках фестиваля, тем более, что, как и следовало ожидать, пропускать такое кино было бы обидно.

"Тот, кто любил Ингве", реж. Стьян Кристиансен - симпатичная молодежная гей-мелодрама, которой авторы, то ли опасаясь упреков в поверхностности, то ли из собственных причуд пытаются навесить побольше содержательного балласта за счет избыточной символики, вроде того, что главный герой в финале пытается догнать самого себя, уезжающего на автобусе от психиатрической больнице, где он навещал Ингве. А Ингве - мечтательный юноша-блондин, любитель разглядывать облака и слушать медленную мелодическую музыку, который в какой-то момент появляется в классе, где учится огненно-рыжий Ярле Клепп. У Ярле есть патлатый друг-рокер и есть подружка Катарина, с подружкой у него роман переходит во взрослые сексуальные отношения, а из дружбы рождается рок-группа "Маттиас Руст Бенд". Дело происходит в конце 1980-х, по телевизору показывают кадры падения Берлинской стены, а норвежские тинейджеры еще носят майки с надписью "СССР" и проклинают капиталистов, но больше уже по инерции, поскольку политическая борьба их не волнует. Ярле вообще волнует только Ингве - при том что его внешняя неотразимость на мой личный вкус сомнительна, рыжий влюбляется в белого, проводит с ним время, слушает его музыку, играет в его теннис (прежние друзья теннис презирают, и "синтипоп" тоже), но не знает, как ему быть. В какую-то минуту он готов признаться даже матери - друзьям доверяет еще меньше, однако и тут ничего не выходит.

Как полагается в традиционном подростковом кино, пусть оно норвежское и авторское, узлы развязываются в кульминационном эпизоде - на вечеринке. После концерта, где обкуренный патлатый друг-барабанщик сорвал выступление, которое, однако, вся компания расценила как успех, все напиваются, и Ярле сначала провоцирует, а потом оскорбляет Ингве. Тот идет на мост... и в итоге оказывается в больнице. Справедливости ради - с Ингве с самого начала что-то было не так, а новое потрясение стало лишь дополнительным поводом для срыва, но Ярле готов взять свою вину на себя. Особенно после того, как узнает, что его патлатый дружок спал с его "невестой" Катариной. То есть выходит, что Ярле предал своего единственного настоящего друга и свою единственную любовь. Но и трагического пафоса в картине нет - в финале Ярле навещает Ингве в больничке, и вот тут уже и их прощальный примиряющий поцелуй, и символическая попытка прежнего Ярле вместе с бывшими друзьями нагнать автобус, увозящий Ярле-нового - показались мне излишними.

Избыточность, в принципе, свойственна скандинавскому кино, и "Товарищ Педерсен" Ханса Петера Моланда, во всех прочих отношениях заслуживающий внимания, тоже нудноват и затянут, во всяком случае, для памфлета, каковым фильм пытается казаться на первом часу действия. В основе сценария - автобиографическая книга Дага Сульстада с длинным-предлинным, явно ироничным заголовком, от которого в названии фильма осталась только фамилия главного героя. Фамилия и имя неслучайны - зовут героя Кнут Педерсен, и писатель, которого привезли на фестиваль, пытался всех убедить, что настоящее имя Гамсуна он своему альтер эго присвоил, вовсе об этом не думая. Учитывая, что Гамсун - крупнейший писатель в истории норвежской литературы и постоянно на слуху, поверить в это трудно. С другой стороны - Гамсун и по сей день остается для тамошней публики самым характерным примером заблудшего интеллигента - интеллигенты не в состоянии принять факт, что Гамсун в свое время не заблуждался, а просто смотрел так далеко вперед, как они и с позиций сегодняшнего дня не способны взглянуть, не видя по интеллигентскому обыкновению дальше своего носа, и кроме того, Гамсун уж точно не был интеллигентом, хотя определенные "почвеннические" интеллигентские заблуждения и разделял.

Герой этого фильма Моланда, как и его последней картины - "довольно добрый человек", учитель истории в городке Ларви, и от избытка доброты душевной, а также под влиянием одного из учеников, он вступает в компартию. Рабочая коммунистическая партия марксистов-ленинцев в благополучнейшей Норвегии - это, как и следовало ожидать, цирк интеллигентов-уродов, сами рабочие, за чью власть мечтают бороться интеллигенты, видали в гробу и партийцев, и вымечтанную ими революцию, но интеллигенты не сдаются. Партийная деятельность показана в фильме так убийственно-едко, как еще, наверное, в "прогрессивном" западном кино не бывало, я, во всяком случае, не видел. Дело происходит в 1970-е, русские советы уже и у западных интеллигентов вызывают в основном отторжение, поэтому их мечты устремлены на Китай, а отчасти и, что совсем уж чудовищно, на Кампучию. В то время как Мао Цзэдун и Пол Пот интеллигентов истребляли как класс (и в чем другом, а в этом их можно было бы понять и поддержать, если только закрыть глаза, что оба эти урода и сами были интеллигентами, просто пошли в своем фанатизме до конца, до самого края, в отличие от парижских интеллектуалов, предпочитавших революцию в формате группового секса или, на крайняк, за столиком кафе), норвежские интеллигенты ходили с красными флагами, носили портреты Мао, прорабатывали друг друга на бесконечных партсобраниях и пытались поднять рабочих на вооруженное восстание. В фильме убожество интеллигентского мышления подчеркнуто за счет комического контраста между партсобраниями в бассейнах и подвалах - и кадрами хроники китайских демонстраций и военных парадов, наложенных на саундтрек из русских революционных и советских песен, причем не только хрестоматийных вроде "Полюшко-поле" и "По долинам и по взгорьям", но и раритетных, даже я некоторых не знал (а я такие песенки обожаю и многие помню наизусть).

Другое дело, что в основе фильма лежит книга, которая, насколько можно судить по фильму и по словам самого писателя, не сатира, а исповедь, во всяком случае, попытка осмыслить личный опыт 10-летнего пребывания Сульстада в рядах компартии. Увлечение идеей стоило герою семьи, поскольку он еще и умудрился влюбиться в товарища по партии - товарищ Нина оказалась фанатичкой, и, будучи дочерью профессора медицины, квалифицированным врачом, пошла работать на фабрику, где подвергалась насмешкам и издевкам со стороны тех самых работниц, чьи права намеревалась защищать (вот чего-чего, а народолюбия, неизбывной интеллигентской черты, в фильме нет совсем - уже немало), и после бурного секса на зимней поляне ночью во время "тайного" (хотя никто коммунистов не преследует и герой не перестает преподавать в школе) "съезда" публично кается перед товарищами в том, что своей изменой ущемила права жены товарища, "женщины из народа". Крах личный и кризис идеологический в фильме показан уже серьезно, с норвежской основательностью (раскаявшие и ушедшие в народ интеллигенты снова раскаиваются и возвращаются обратно в интеллигенцию, бывший ученик героя, подбивший его на борьбу за счастье народное, порывает с компартией и подается к социал-демократам, а фанатичная Нина в конце концов находит применение навыкам стрельбы, полученным в ожидании мировой революции - пускает себе пулю в лоб) и опять-таки склонностью к символизму (ближе к финалу есть сцена, где герой после самоубийства Нины приходи в морг и Нина с ним как бы разговаривает, пока сверху невесть откуда падает мелкий снежок).

Надо, однако, отдать должное Дагу Сульстаду - книгу он написал в 1982 году, то есть раньше, чем "прозрели" (то есть впали в ослепление нового, более "продвинутого" и "модного" типа) его товарищи-интеллигенты. То есть интеллигенты по вечной своей слепоте к прозрениям, конечно, не способны, и как раньше они ратовали от избытка жиру в своих цивилизованных странах за людоедские коммунистические режимы, так и теперь защищают дикарей - православных, мусульманских, прочих "страдающих от угнетения". Но все-таки для 1982 года эта история весьма показательна. Фильм, снятый в 2006-м, задает временную дистанцию к основным событиям весьма нехитрым способом - Педерсен возвращается в Ларвик и уже новому поколению учеников рассказывает о себе, предостерегая от увлечения коммунистическими идеями - что как раз уже запоздало, потому что эпидемия этой чумы уже схлынула, зато от новых, более страшных, сегодня мало кто хотя бы пытается искать противоядия. Так что Сульстад на своем уровне оказывается более продвинутым, чем Моланд на своем. И кроме того, на встрече с Сульстадом было довольно интересно в том смысле, что я предполагал, он на все отделается обычными интеллигентскими штампами, но он, хотя и демонстрируя обычное для прогрессивных интеллигентов двоемыслие (будучи монархистом, в душе остается по-прежнему коммунистом - так и сказал) очевидно, уже не раз имея дела с вопросами, которые мне захотелось ему задать, ответил если не убедительно, то, во всяком случае, содержательно. А если бы он в соответствии с собственными прежними установками отправился под конвоем на рисовые поля - тогда бы окончательно разобрался со всеми своими противоречиями.

"Норвежский ниндзя" Томаса Каппелена Маллинга открывал фестиваль, а для меня - закрыл, и оказался последним фильмом, который я посмотрел в этой программе, так что осадок, при том что фестиваль в целом удался, остался не самый приятный. Я, правда, шедевра и не ждал - жанр т.н. "документальной фантастики" предоставлял кинематографистам не так уж много возможностей и, как можно было понять заранее, слишком быстро выродился, а фильмы по инерции продолжают снимать. Маллинг экранизировал собственное сочинение "Техники ниндзя". Действие происходит в 1980-е. Главный герой Арне Трехольт возглавляет подразделение ниндзя, которые тренируются на затерянном острове - настоящем земном раю, где бродят непуганные животные, а посторонним вход запрещен. Но неожиданно Трехольта обвиняют в связях с КГБ - его подставила тайная служба НАТО во главе со злодеем-интриганом: американцы заинтересованы в том, чтобы держать мир в страхе, это они устраивают теракты, чтобы свалить ответственность на коммунистов (вот, оказывается, кто был настоящим террористом в 1970-е - "бригады" и "пантеры" вовсе ни при чем), и Норвегия по их замыслу должна быть частью этой системы, а не проводить самостоятельную политики и не стремиться к дружбе между странами. Натовцы готовы и короля Норвегии убить, если понадобиться, лишь бы реализовать свои коварные планы - но ниндзя побеждают. Наверное, можно было даже из этой "прогрессисткой" чепухи сделать что-то забавное. Но такого рода кино предполагает либо зрелищность, либо необычайно остроумную разработку концепции. В плане зрелищности "Норвежский ниндзя" являет собой образчик "голливуда за три копейки" и походит на любительскую или учебную работу, подражающую фантастическим боевикам-блокбастерам - но положим, так и было задумано. А вот что касается разработки концепции - тут авторское скудоумие натыкается на преграду непреодолимую. Заявка на высказывание есть - а сказать нечего, и умений не хватает. Провозгласить лишний раз что-то против НАТО и за дружбу народов во всем мире - не ново, сделать фильм значительно трудней.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments