Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

таможня дает бобро

Предыдущий фильм Дени Буна "Бобро поржаловать", прошедший в прокате год назад, был самой смешной за много лет французской комедией:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1721015.html?nc=6

"Таможня дает добро" (как ни странно, завлекательное русскоязычное название если не буквально, то по сути точно передает смысл оригинального "Rien à déclarer") - попытка сыграть на той же теме национально-культурного конфликта, но на чуть-чуть другом поле, что неудивительно, учитывая генеалогический "анамнез" режиссера, настоящая фамилия которого - Хамиду. Действие происходит на франко-бельгийской границе накануне вступления в силу Шенгенского соглашения. Один из главных героев - валлонец-националист, который считает, что все беды его родной Бельгии - от французов. Другой (его играет сам Дени Бун) - француз, влюбленный в сестру первого. Но оба работают таможенниками по разные стороны границы, и когда таможню упраздняют, вынуждены войти в состав совместной команды, чтобы накрыть контрабандистов-наркоторговцев. С обеих сторон есть персонажи более или менее комические, прежде всего смешанная бельгийско-французская пара владельцев приграничного ресторана "Ничья земля", ради спасения бизнеса сотрудничающая с наркокурьерами, но смешного в фильме мало во всех смыслах - и в буквальном (в отличие от "Бобро поржаловать) юмор тут дохленький, а шутки все больше пролетают мимо), и в более общем. При всей своей фанатичной (сатирически гиперболизированной, доходящей до абсурда) ненависти к Франции и к французам, потомственный расист-бельгиец прочит сестру замуж за своего коллегу-таможенника, который, по его словам, "метис, наполовину валлонец, наполовину фламандец, то есть истинный бельгиец" - при том что, вроде бы, между валлонцами и фламандцами напряжение куда более сильное, чем между валлонцами и французами, которых все-таки связывает общий язык, пусть и различающийся диалектными особенностями, и общая вера (католического священника снова, по привычке, играет Оливье Гурме - призывает бельгийца возлюбить ближнего француза). Но мало того, когда влюбленный француз сочиняет напарнику-бельгийцу, что будто бы влюблен в чернокожую, а ее родня против - тот, не зная, что собеседник подразумевает отношения с его сестрой, советует идти до конца, мол, любовь победит. То есть роман и брак с чернокожей, как и то, что среди четырех сотрудников французской таможни есть девушка-негритянка, бельгийского расиста не смущает, негритянку он ненавидит лишь постольку, поскольку она для него - француженка, а французы для него все на одно лицо! Чудеса расисткой политкорректности этим не исчерпываются - отец невесты скорее готов принять, что она лесбиянка, чем допустить, что она выйдет замуж за француза. Понятно, что эта конструкция Буну нужна для того, чтобы подчеркнуть абсурдность ксенофобии вообще и в частности между валлонцами и французами. Но то, что прекрасно срабатывало в "Бобро поржаловать", в "Таможня дает добро" эффект дает обратный - становится ясно, что добром это дело не кончится. Потому что пока валлонцы и французы мерялись хуями и совместо ловили опереточного наркоторговца, Европу заполонили куда более реальные чужаки, и на языках других говорящие, и представления о будущем континента имеющие равно отличные как от французских, так и от бельгийских, и в целом от европейских. И когда мусульмане будут вспарывать коренным европейцам животы и бросать трупы русским, чтобы те порубили их себе на холодец - последние не будут разбираться в нюансах, дикарям-людоедам все равно, была человечина бельгийской или французской, говорила по-французски или по-фламандски.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments