Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Н.Н." реж. Феликс Фальк (польское кино в "Художественном")

Сценарий написан "при участии" Агнешки Холланд, но разумеется, качественно и количественно доля ее "участия" не определяется, хотя почти до самого конца кажется, что Фальк с помощью Холланд мастеровито, грамотно следует всем стандартам либерально-правозащитного криминального триллера, где сюжет держится на мотивах а) карательной психиатрии; б) борьбы героя-одиночки с коррумпированной системой; в) выплывающих наружу тайн из прошлого, связанных с подавлением несправедливой социальной системы праведных чаяний личности.

И в самом деле: после наводнения молодой и полный энтузиазма психиатр-аспирант Константы пытается привести в порядок больничную документацию, и обнаруживает, что в папке на одного из пациентов практически нет никаких бумаг. Сам больной давно утратил контакты с внешним миром, в лучшем случае бормочет что-то бессвязное, а его и не пытаются расшевелить - не буйствует и ладно. Но Константы начинает раскапывать дело, берет пациента под опеку, поселяет его у себя дома вопреки мнению жены, занимающейся музыкой, и вскоре у него начинаются большие неприятности, но и он отступать не намерен, главное, что со своим протеже он постоянно общается, и тот мало-помалу начинает что-то вспоминать, в нем проявляются нормальные человеческие реакции. Борис Шиц - главный актер нынешнего польского фестиваля, на его работе держится и "Продавец чудес", и "Н.Н.", и в обоих фильмах его герой кому-то пытается помочь, в первом случае - беженцам с кавказа, во втором - психически больному.

Однако в отличие от "Продавца чудес". в "Н.Н." авторами заложена такая обманка для зрителя, что кто-кто, а правозащитники точно будут разочарованы. Потому что вся логика самостоятельного расследования героя предыстории пациента привычно ведет к тому, что на рубеже 1970-80-х он мог быть участником независимых политических объединений и пострадал от спецслужб т.н. "Народной Польши". И только в самом конце вдруг выясняется, что этот трогательно-беспомощный аутист - вовсе не очередная вариация на тему "человека дождя", что в юности он был патологически склонен к насилию и привлекался органами "безопасности" не в качестве жертвы, но в качестве "агента" для борьбы с независимыми общественными деятелями, и не по их указке, а в силу своей нездоровой психики убил одного из них, превысив допустимые по меркам "социалистической законности" полномочия, после чего и был помещен собственным же родным братом в психушку под вымышленным именем, где его за двадцать лет "лечения" и превратили в безобидный овощ.

Насколько убедительна такого рода интрига, можно, наверное, спорить, но в контексте жанрового кино, а все законы триллера в "Н.Н." выдержаны безупречно, она вполне уместна. Важнее, однако, то, что неожиданная развязка заставляет совсем другими глазами взглянуть на деятельность доброго доктора. Он изначально уверен, что его пациент - невинная жертва чьей-то злой воли, и не допускает мысли, что больной сам мог быть источником большого зла. Он хватается за любые зацепки в "расследовании", кроме тех, которые могут привести его к правде - еще на раннем этапе он получает информацию, что, похоже, больной когда-то занимался каратэ, но этот факт Константы оставляет без внимания, и вспоминает о нем слишком поздно. Он и к тому, что пациент ни с того ни с сего разбивает о стул куклу его дочки в первом припадке агрессии после долгих лет растительного существования, относится спокойно. То есть пытаясь вернуть больному его потерянную жизнь, врач возрождает к жизни маньяка-убийцу, невольно, по недомыслию, из самых лучших, "гуманных" побуждений опять пробуждает в "овоще" былого зверя.

Так что эмоциональной кульминацией фильма становится даже не момент, когда психиатр узнает правду о своем протеже, но следующая сцена, когда он на всех парах мчится домой, наконец-то понимая, что оставил жену и дочь наедине с психопатом, в котором вот-вот снова проснется инстинкт убийства. Напугав этим "сюрпризом" зрителя, авторы остроумно делают шаг назад и завершают фильм идиллической сценой: примчавшись домой, Константы видит, как жена музицирует для гостей, а его пациент, так и не вспомнивший, по счастью, кто он есть на самом деле и за что его собственный же брат похоронил заживо в дурдоме, слушает вместе со всеми Иоганна Себастьяна Баха: усилия доброго доктора по возвращению больному сознания и памяти оказались напрасными - к счастью и для пациента, и для врача, и для его близких. Если только воспринимать финал всерьез, без иронии и без тревоги, что сия благодать через секунду обернется кровавой резней.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments