Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Жемчужина в короне" реж. Казимец Куц, 1971 (ретроспектива "Соль польской земли" в "Пионере")

Из большой ретроспективы Куца посмотрел только два фильма, причем если бы выбирал - предпочел "Никто не зовет" и "Молчание", но получилось иначе. "Жемчужина в короне" меня изначально интересовала меньше остальных картин, поскольку судьба шахтеров, даже если это польские шахтеры, совсем меня не волнует. Главный герой фильма Ясь каждый день поднимается из шахты, а наверху его ждет жена и дети, жена обмывает ему ноги, сажает за стол... Но жена слишком красива и ею интересуются другие мужчины - Ясь ревнует. А тут еще хозяева-немцы решают шахту затопить. Шахтеры остаются в забое, объявляют забастовку, а потом и голодовку. Для Яся не подниматься наверх означает оставить жену без пригляда, но он решается. В забой ему доставляют газету с фотографией жены среди других шахтерских супруг, но его - самым крупным планом. Он вырывает снимок из газеты, а когда забастовщики идут ва банк и готовы, чтобы шахту затопили вместе с ними, съедает газетный обрывок.

Силезия 1930-х годов - уже часть Польши, но шахтами по-прежнему владеют немцы, только теперь их охраняют польские полицейские. Противостояние, правда, у Куца реализовано не столько на уровне сюжетном и социальном, сколько визуальном и философском: горящие глаза шахтеров во тьме - и ослепляющий свет эпизодов, разворачивающихся на поверхности. В чем-то "Жемчужина в короне" перекликается с каким-нибудь "Прощанием с Матерой" и, соответственно, с "Прощанием" Климова-Шепитько, причем интрига у Куца острее, поскольку затопление грозит не отжившим свое старикам, а относительно молодым и здоровым мужчинам. Но, как ни странно, требования шахтеров удовлетворяются, они поднимаются на поверхность (почти все живые и здоровые), их встречают праздником - но триумф у Куца приглушен. Картины всеобщей радости даны несколькими почти статичными и беззвучными кадрами. Порядок восстанавливается - Ясь приходит домой, жена и дети отмывают его после забоя. Но ощущение такое, что все уже разрушено непоправимо и вот-вот развалится окончательно. И солидарность с шахтерами у режиссера - весьма условная: до событий конца 1970-начала 1980-х, в которых Куц сам принимал участие, было еще довольно далеко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments