Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Эдип. Собачья будка" по Софоклу и Климу, "ДАХ", Киев, реж. Владислав Троицкий

Это уже третий за последние полтора года проект центра современного искусства "ДАХ", показанный в Москве. Причем один, перформанс "Dreams of the lost road" на фоне позапрошлого "НЕТа", далеко не столь блистательного, как последний, произвел приятное впечатление -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1582922.html?mode=reply

- тогда как драматический спектакль "Анна" по Клавдиеву сильно огорчил -

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1584091.html?mode=reply

"Эдип. Собачья будка" - проект-химера, первая его часть по формату ближе к перформансу, вторая имеет все признаки драматического спектакля, но "гены" перформанса подавляют все, что меня, кстати говоря, вполне устраивает. Другое дело, что когда в антракте какая-то журналистка с телекамерой опрашивала зрителей, готовы ли они оказаться в клетке, мне хотелось ей ответить: милая девушка, я уже ко всему готов, и где я только не бывал, и в клетке бывал... В клетке я действительно от начала до конца представления, и та была намного меньше, чем киевская, к тому же запиралась снаружи. А тут все-таки только во второй части оказываешься за решеткой, а в первой - наоборот, тебя провожают на поверхность клетки, где по периметру расставлены сидения (если лавка - не страшно, а если стул - при неосторожном движении можно опрокинуться, страховочного заграждения нет), действо же разыгрывается в нижнем "отсеке": там, в клетке, разгороженной на клети, обитают полулюди-полуживотные, они встают, едят и стирают по удару железякой о решетку, ходят кругами и скандируют "меньше народу, больше кислороду", "век воли не видать" и т.п., а "пахан" называет их быдлом и измывается. Время от времени между ними возникают перепалки типа "Говорила я, дзен-буддисты до добра не доведут"-"Причем тут дзен-буддисты?"-"А кто Божью Матерь на лотос посадил?" Но в основном их занимают проблемы не духовного, а чисто телесного свойства. Некоторые протягивают руки сквозь решетку к зрителям, что-то суют им, чего-то просят - сумасшедший профессор открыл свой дипломат, шарил-шарил и дал девушке конфетку (на разных спектаклях часто приходится подавать мелочь, еду - вот он, наверное, и носит всегда с собой запас, чтоб впросак не попасть). Так продолжается примерно час, после этого поверхность клетки застилают досками, а зрителей отправляют на антракт.

Во второй части публику рассаживают уже собственно в клетке, где в первой были актеры - там приходится сгибаться, чтобы пройти, но, в общем, сидели мы и менее комфортно, причем на вполне благопристойно-буржуазных спектаклях, когда места не хватает, обстановку случается куда как экстремальнее этой. Вот что действительно, пожалуй, со мной сталось впервые - актеры у меня над головой до сих пор не ходили. "Эдип" же разыгрывается на поверхности клетки, то есть зрители и артисты меняются местами. Разыгрывается, само собой, на украинском языке в переводе Ивана Франко, но хотя сюжет известен заранее, понимать текст труднее, чем в первой части - там язык разговорный, а здесь - поэтический и не вполне современный, Франко все-таки тоже не вчера родился. Дело, впрочем, не в этом - трагедия Софокла воспроизводится если и не в полном объеме, то, во всяком случае, в масштабах явно избыточных для такого рода опуса. Самое интересное во второй части - музыкальная ее составляющая, особенно хоровое пение. Монологи и диалоги героев, которые в темноте подсвечивают себе лица фонариками, скорее утомляют, чем поражают воображение.

То есть в то время как первая часть любопытно придумана, но моментально выдыхается, поскольку заложенной в ней мысли хватает минуты на две-три, драматургического развития нет, а метафора на все про все одна и слишком очевидна, то вторая, где есть и классический сюжетный текст, и занятное музыкальное оформление, и отдельные любопытные пластические решения, могла быть интереснее с точки зрения визуальной - полтора часа сидеть в потьмах и вылавливать пятна света фонариков через решетку, задрав голову, тоже, конечно, можно, но с какого-то момента очень хочется понять, ради чего.

А чем оправдано помещение публики в клетку, помимо, как с самого начала становится ясно, слишком очевидной метафоры - я не знаю, и опять-таки, клетка - не открытие, не для меня, во всяком случае. В финале зрителей и вовсе оставляют в клетке в полной темноте - после того, как трагедия отыграна, клетку снова закрывают сверху досками, а в эпилоге, через небольшой просвет, к ним обращаются, как к персонажам из первой части, спрашивают, кто они, есть ли у них общие песни и что они думают о боге, и от выходов на подобные "духовные" темы, да еще столь лобовых, мне становится не по себе. Когда все затихает, а свет еще не загорается, про Бога поначалу никто не вспоминает, но подготовленная публика пытается вступить в игру по предложенным правилам - артисты ШДИ и Оксана Мысина запели народные песни, а сумасшедший профессор, если безумная фея впотьмах точно опознала его тембр (я голоса на слух не различаю), подтянул "Мурку". Так продолжалось минуты три-четыре, хотя я думал, будет дольше - в буклете написано, что спектакль идет три часа, а фактически вышло - два пятьдесят, минут десять нас еще с полным основанием могли в клетке держать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments