Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Дон Жуан" А.К.Толстого в Малом театре, реж. Александр Клюквин

Мюзикл для Малого театра - жанр, давно освоенный, так что "Дон Жуан" на жанровую революцию не претендует. Хотя если смотреть только на сцену, не оглядываясь по сторонам, то не сразу поймешь, что это Малый, а не Оперетта или Армия. Сценография, во всяком случае, придумана в соответствии со всеми сегодняшними правилами: монохромная, если не считать компьютерной графики, лестнично-арочная конструкция, сквозь которую прорастают подпиленные стволы деревьев и над которой обнаруживаются шары различных планет, напоминая, что действие разворачивается не в конкретно-историческом пространстве, а в условно-символическом, космическом, а главным героем здесь, наряду с Дон Жуаном, оказывается Сатана, искуситель и поработитель человеческой души, задумавший превратить праведного, но гордого Жуана в собственное подобие, однако потерпевший поражение, когда Дон Жуан, пусть слишком поздно, пережил настоящую любовь.

У спектакля слишком много уязвимых мест. Одно из самых уязвимых - хореография. Возможны также претензии к художнику по костюмам, злоупотребляющему балахонами и масками, кринолинами и шляпами, особенно по части антуража Сатаны, который переодевается чаще, чем это обычно делают театральные примадонны, и на мой вкус, кисейная хламида ему совсем не к лицу. Впрочем, для Сатаны такое решение концептуально - он воплощается в целый ряд второстепенных персонажей, от бандита до монаха. Понятно, что как раз расширенная роль Сатаны и призвана вывести романтико-философскую драму А.К.Толстого на уровень мистерии. Не совсем понятно, зачем это надо Сатане, и очень интересно, тем более, что образ, который создает Борис Невзоров в этой роли, весьма неожиданный. Как будто для этого Сатаны творить зло - не профессиональная задача, а забава на пенсии, настолько легко, словно в шутку, он относится ко всему, что делает, почти до последнего, пока не проваливается вместе со своим дьявольским замыслом - и в переносном смысле, и буквально, под сцену вслед за статуей Командора. Виктор Низовой играет Лепорелло в своем привычном амплуа разбитного парня, но живенько так. Фаддеевский Дон Жуан моментами больше похож на современных А.К.Толстому разночинцев-народовольцев - наверное, оттого, что больше, чем эротическими похождениями, озабочен духовными исканиями. Отдельное и особое недоумение могут вызвать дуэльные сцены - фехтование либо показано "в рапиде", либо обозначено одним ударом шпаги с последующим выбросом красного платка, недвусмысленно символизирующего кровь.

Музыка Эдуарда Глейзера вполне соответствует среднему уровню современного русскоязычного мюзикла, пусть это, строго говоря, и не тот идеал, к которому следовало бы стремиться. Однако музыкальный материал явно не такого качества, чтобы почти исключительно на нем строить действие - а в первом акте практически это и происходит, порой номера следуют один за другим встык. Текст для них, кстати, за редким исключением (хрестоматийные стихи для серенады заимствованы из лирики автора пьесы, то бишь драматической поэмы, но положены, конечно, на новую музыку, хотя имеется классическая и не менее, чем текст, популярная) написаны режиссером - по счастью, в основе спектакля все-таки лежит не "Каменный гость" Пушкина, так что контраст между белыми стихами, которые персонажи декламируют, и рифмованными, которые поют, не столь разителен, благо то и другое они делают через микрофоны. Впрочем, даже самый аутентичный текст графа Алексея Константиновича по сегодняшним меркам может прозвучать как корявый капустнический новодел, типа: "Хватай его, статУя Командора, / как исполнительная власть!" Но я не поленился, проверил - у Толстого точно так.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments