Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Николай Луганский в КЗЧ, Елена Ревич, Борис Андрианов, Вадим Холоденко в "Мастерской"

Никогда не бывал на сольных концертах Луганского, но достаточно много видел и слышал телевизионных версий его выступлений и отношение к нему у меня сложилось двойственное, хотя бесспорно, что Луганский - музыкант настоящий, не ярмарочный шарлатан, как некоторые. Живой сольник мне понравился больше, чем я ожидал, при том что еще и программа была при всей цельности несколько однообразная - только 19-й век, только романтики - но оказалась очень насыщенной (в первом 50-минутном отделении - "Венский карнавал" Шумана и шесть пьес Брамса 1892 года, второе - шесть пьес Шопена плюс бисы - потянуло на целый час) и даже разноплановой. Луганский играет не бездумно, у него есть вкус и хорошая техника, чего ему не хватает, как мне показалось - точности, не технической, но стилевой, проще говоря - ему недостает "стиля", даже, может, не в собственно музыкальном смысле, а в целом - как артисту, личной индивидуальности.

Сразу из КЗЧ поехал в "Мастерскую", тоже на концерт, но совершенно иного плана, и более иного, чем я мог ожидать. Насколько я понимаю, у Елены Ревич и ее постоянных партнеров есть уже сложившаяся программа, название которой дало одно танго Пьяццолы - "Кафе 1930". Программа, рассчитанная на клубный формат, включающая, как сами музыканты определяют, произведения "кабацкой" музыки разных стран и эпох - то есть все вроде бы правильно, и место, и обстановка, и то, что слушатели во время концерта не только едят, пьют и носят свои пиджаки, но также вслух разговаривают, а еще курят, и официанты шныряют с подносами, и где-то падают и бьются тарелки, и урчит кофемашина... На самом деле в академических залах на традиционных концертах или спектаклях ситуация практически та же, ну разве что официантов нет и никто не курит, зато дети беснуются, а в остальном - едва ли не хуже: недавно в "Эрмитаже" на спектакле "Меня убить хотели эти суки" одна старая сука рядом со мной четыре часа кряду задыхалась от кашля, казалось, что она вот-вот окочурится, и я уже почти желал ей этого, но в редкие минуты передышки старуха лезла в сумку и, шелестя мешком, доставала мандарины, чистила, делила на дольки и с остервенением их сосала, после чего снова принималась кашлять и задыхаться. В то время как в исполнении "кабацкой" музыки в кабаке определенно есть внятный культурологический смысл. И все-таки меня слишком многое раздражало и отвлекало - значительная часть публики, среди которой, разумеется, полуживых старух не было, а все больше тетки и дядьки под полтинник либо мажоры в районе тридцати, вступающие в диалоги типа "Вы из Одессы?"-"Я из Франции!", явно не готова была оценить уровень исполнения, в лучшем случае - репертуар, но тогда качество музыки теряет смысл, по-моему. К тому же в концерте, интересном по программе и совершенно неформальном, было много сумбура, долго искали ноты, делали перестановки, заполняли паузы конферансом, иногда уместным и остроумным, иногда вымученным и нудным.

Первый блок программы - несколько танго Пьяццолы, в том числе "Гранд танго", которое дуэтом исполнили Вадим Холоденко и Борис Андрианов (правда, в "Мастерской" нет рояля, хотя пианино вроде не самое плохое). Далее - по нарастающей - "Утомленное солнце" Ежи Петербургского, фортепианное соло "Наварра" Альбениса. Когда альтист Новиков вместе с Холоденко заиграли некую китайскую вещицу, сочиненную якобы бродячим музыкантом, насильственно лишенным зрения, пришла белая кошка и запрыгнула ко мне на колени. С баянистом Юрием Медяником Холоденко играл "Карусель", Борис Андрианов - "Привет любви". Потом вышел Паперный с гитарой и Карен Шахгалдян и в формате "сейшна" с остальными участниками импровизированного ансамбля сыграли Чардаш Монти. Шахгалдяна я слышал впервые - был момент, когда его рекламными листовками была оклеены все московские столбы, но по этому выступлению судя, кабак - самое подходящее для него место, прыгает он играючи легко, конферансом владеет отменно и на армянских свадьбах наверняка имеет успех, а вот говоря, что "все ноты играть необязательно", похоже, не шутит (но, может, я страшно ошибаюсь, и он так исполнит Шенберга, что только руками останется развести - увы, пока не представляю такого). "Мурку" не играли, ограничились "Цыганочкой" (Ревич изобразила "с выходом"), номер из мюзикла "Скрипач на крыше", еще всякие заводные пьески, танго "Ревность" и танго из фильма "Запах женщины" (автора не объявили, сам не знаю - а интересно, кто писал музыку к картине), пару номеров на бис, вступлением к одному из которых стала изображенная Холоденко главная тема 1-й части 2-го концерта Рахманинова - все это при живом Павле Карманове и в присутствии Ильи Кухаренко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment