Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"С наступающим!" Р.Овчинникова в "Современнике", реж. Родион Овчинников

Известный больше как педагог, и не самый плохой, Овчинников замахнулся на театральный блокбастер с участием медийных звезд на главной из площадок, где пошлейшую антрепризу задорого продают старым интеллигентам и наезжающим из Мюнхена на каникулы евреям-эмигрантам под видом нового слова в русском театральном искусстве. Евреи-интеллигенты со своей стороны радостно хохочут и аплодируют антисемитским шуточкам персонажа Сергея Гармаша, неудачливого актера Громова, который пришел к своему бывшему однокурснику по театральному училищу, а ныне преуспевающему телеведущему Кириллу Цандеру, он же Леонид Ярмольник, в образе Деда Мороза, вызванный, конечно, ради дочки Цандера, но дочку мама, обиженная не совсем понятно на что, увезла к теще, и вот, вытащив праздничный стол на лестничную площадку 7-го этажа элитного многоквартирного дома, старые приятели выпивают, вспоминают прошлое и вслух размышляют о судьбе России, ее истории, о давней войне и современном искусстве. Время от времени к ним присоединяются соседи - жена Цандера сболтнула, что у нее ребенок от одного из проживающих в том же подъезде журналистов, и хотя, как чуть позднее ревнивый муж вспомнил, дочку они усыновили, он кидается на этого соседа, вместе с другом, разоблаченным дедом морозом, вяжет его и пытает, а потом все вместе садятся за стол, выпивают и поют "Видишь, там на горе, возвышается крест", потому как без мордобоя нельзя, а все же духовность - прежде всего, Цандер не даст соврать. Одной разборкой дело не ограничивается - появляется молодая парочка, между ними размолвка, и ухажер соседки бьет морду Гармашу и Ярмольнику - потом все вместе выпивают и т.д.

За связь времен и поколений отвечает проживающий в том же элитном доме ветеран войны - он, и этот момент поразительно напомнил мне "Подводную лодку в степях Украины" Юрченко в театре на Малой Бронной, обнажая грудь в орденах, вспоминает, как в новогоднюю ночь 41-го его вытаскивали из горящего танка (в связи с чем мы с Настей, как потом оказалось, задались одновременно каждый про себя сразу двумя вопросами: вытаскивали ли его из танка младенцем, потому что если судить по внешнему виду хорошо сохранившегося в элитных апартаментах ветерана, к новому 1941-му году он в лучшем случае только-только родился; и не попутал ли старик чего с войной, а если нет и действительно под новый 41-й его из танка вытаскивали - то где и за кого он воевал?!). В финале все соседи дружно бегут под бой курантов, с которым, правда, вступают в разногласие часы над лифтом элитного дома (они идут, но отстают), спасать от пожара ветеранскую "оку", а герои хотя и живут в супер-доме, но люди скромные, им на "Оке" ездить полагается.

Праздник, пир духа, удался. Пьеса, впрочем, хотя и слеплена, по рецепту Коляды, из готовых, подслушанных и вычитанных, разговорных речевых формул, устроена хитро, по-еврейски, в ней на каждое действие находится противодействие, а на каждый выпад - контр-выпад, и когда Громов начинает толковать про "жидовские книжки", про "права пидарасов", противопоставляя этой и прочей бездуховности истинные православно-коммунистические ценности, предостерегая, как бы "великую страну" не "прохихикали", Цандер ему напоминает про лагеря, про маршалов-мародеров и т.п. Так что, может, если бы я все это смотрел, сидя один в зале или дома перед телевизором, оно иначе бы воспринималось. Но "Современник" осознанно позиционирует себя как театр, постоянно пребывающий в тесной связи с аудиторией. А эта аудитория шквалом аплодисментов приветствует монологи Гармаша, воспринимая их как непреложную истину, а его персонажа - как резонера и носителя подлинного знания о жизни. И по-моему, Гармаш этим весьма доволен. И вот это, совместное с публикой театральное мероприятие, пребывание на таком позорном представлении в одном зале с лучшим другом Леонида Исааковича Ярмольника Владимиром Рудольфовичем Соловьевым, который русский и Бог с ним, с самым человечным человеком и воплощением неподкупности Пал Палычем Бородиным, с разными абдрашитовыми интеллигентами и накрашенными старухами, которым последних ручонок не жалко, чтобы отбить их ради возможности услышать со сцены правду про "жидовские книжки" - участие, пусть и в качестве наблюдателя, в этом мероприятии просто постыдно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment