Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Соглядатай" М.Панича в РАМТе, реж. Антон Яковлев

В каморку полудееспособной бессловесной старушки с пучком в волосах врывается с чемоданом в костюме гостиничного "боя" прыткий молодой человек и начинает осваивать слегка асимметричное, с наклонными стенами и искревленными окнами и дверью пространство. Старушка хотя и не вполне благосклонно, но молчаливо терпит его активное присутствие и слушает его пространный монолог. Он получил письмо от умирающей тетушки и приехал, чтобы напоследок высказать ей все, что накипело: про родителей, которые его не понимали, когда он любил наряжаться девочкой, про трудности в дальнейшей жизни - он устраивает себе праздники, развешивает гирлянды и портреты диснеевских персонажей, надувает шарики, замуровав предварительно окно и дверь. Позднее выяснится, что тетка - чужая, а настоящая умерла и замумифицировалась - он постоянно наблюдает за нею в противоположном окне, не догадываясь, что ехал к той, а не к этой. Эта, ближе к концу обретающая дар речи, со своей стороны не спешила раскрывать "пришельцу" глаза, потому что нуждалась в каком-никаком обществе.

Пьес с подобной конструкцией слишком много, разных жанров - от водевилей до триллеров, и даже, как в данном случае, гибридных вариантов также немало. "Соглядатай" Мориса Панича (в переводе Павла Руднева) - не худший, хотя вполне ординарный образец драматургии такого рода, традиционные, а то и клишированные ходы используются осмысленно, время от времени в тексте попадаются отдельные реплики, которые хочется запомнить ("порции в ресторанах были такие маленькие, что в таких ресторанах не было даже туалетов"). Понятно, что драматическая ситуация пьесы насквозь условна, иначе в сюжете не сойдутся концы с концами, а развязка слишком предсказуема, и самое интересное тут - не кто кому тетя, а монолог главного героя, раскрывающий его характер. И в той части, где режиссер решает и ситуацию в целом, и монолог персонажа через гротеск и фарс, все выглядит органично и по-своему убедительно: Александр Гришин устраивает одно представление за другим, Наталья Платонова наблюдает за ним со смесью ужаса и любопытства. Но Яковлев посчитал, что одной условно-фарсовой краски будет мало, и когда он пытается взглянуть на взаимоотношения псевдо-тети и псевдо-племянника всерьез, через призму психологического театра - это кажется, как минимум, натянутым. А использование при этом еще и музыкальной темы из "Синего" Кесьлевского - точно излишним.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments