Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"На что мне совесть?" по М.Горькому в Театре Киноактера, реж. Борис Бланк

Музыкальная драма по "На дне" - мне это показалось очень любопытным еще когда спектакль только вышел, хотя я и не ждал многого. На самом деле "На что мне совесть?" - вовсе не музыкальная драма и тем более не мюзикл. В пьесу вводится дополнительный персонаж - конферансье Шарлотта, дебелая размалеванная девка, расгуливающая посреди действующих лиц из горьковского списка и распевающая блатные шлягеры и жестокие романсы типа "Стаканчики граненые упали со стола", "а я девчонка, я шарлатанка" и т.п., вперемежку, почему-то, с арией Мэкки-ножа Брехта-Вайля на немецком, и вообще попеременно то с немецким акцентом говорит, то без. Так что как раз с музыкой дело в спектакле обстоит совсем неважно. Есть другие интересные режиссерские задумки. Для начала - перенос времени действия в начало 1920-х годов. 1922 год - это НЭП, последовавший за недавним военным коммунизмом. Ночлежка располагается в полузаброшенном паровозном депо № 3. Но и эта идея не додумана, не доведена до конца, в диалогах персонажей - масса анахранизмов, как механически застрявших от пьесы, где время действия относилось все-таки к рубежу веков, так и бездумной современной отсебятины. Масса неожиданностей связано и с трактовкой отдельных персонажей, и прежде всего Луки, которого здесь и по имени никто не называют, а просто - Старик. Была у Горького и пьеса с таким названием - "Старик", написанная много позже, чем "На дне", но тоже до революции, на сюжет в духе "Визита старой дамы" Дюрренматта, только с характерными горьковскими социальными заморочками. Однако киноактерский Лука, если уж так его называть - это что-то совсем загадочное. То, что Пепел и Клещ оказались в тельняшках, только у Пепла поверх нее накинута кожанка, а у Клеща - шинель, это, по большому счету - мелочь. Но вот странствующий старичок, который уж конечно и не старик, он в спектакле моложе Сатина, и в черных очках, и в плаще, в кармане - пачка купюр, в руках - колода карт, которую он то и дело тасует, с Василисой они, похоже, в отдаленном прошлом были любовниками, и когда он утешает Анну, уговаривает ее умирать - видно, что обманывает, но непонятно, зачем, а вот когда говорит "тюрьма добру не научит" - сразу ясно, что знает, о чем речь, не понаслышке, и самое интересное, что именно он убивает Костылева, прежде чем исчезнуть, а уж Василиса показывает со злобы на ни в чем не повинного Ваську Пепла. Что это было за чудо - так и остается неразрешенным, однако по тексту горьковской пьесы оставшиеся герои продолжают говорить о Старике хорошо. Проститутка Настя почему-то "сделана" под Бланш Дюбуа, какой ее играла в свое время Светлана Немоляева, Сатин - такой маргинал, что все остальные на его фоне смотрятся представителями светского общества, Бубнов почему-то постоянно ходит в ворсистой телогрейке и вообще мало похож на человека, хотя именно его реплика "на что мне совесть?" вынесена в заглавие постановки - впрочем, в сравнении с загадочностью Луки это все мелочи. И после того, как Настя приносит весть поющим за столом ночлежникам о самоубийстве актера, конферансье Шарлотта привычно затягивает про дорогу дальнюю да казенный дом - эту песню не испортишь, не убьешь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments