Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Алиса в стране чудес: "Иллюзионист" реж. Сильван Шоме в "35 мм"

В свое время меня не то что ужасно, но обидно разочаровало "Трио из Бельвиля" - может, потому, что я ожидал увидеть шедевр, а увидел утомительный, затянутый, драматургически невыстроенный мультик, где за мельтешением картинок и навязчивым саундтреком все равно не хватало содержания. Шоме - режиссер большого таланта, но, что называется, "короткого дыхания", обычно его хватает максимум минут на двадцать, и короткие мультики удаются ему намного лучше, а новелла "Эйфелева башня" про семейку мимов из альманаха "Париж, я люблю тебя", хотя и уступает мини-шедеврам Тыквера и Пейна, все же одна из самых удачных среди восемнадцати короткометражек. Но в "Иллюзионисте" Шоме опирался на сценарий Жака Тати, потому, несмотря на невыигрышный для себя формат полного метра, сумел избежать недостатков, которые так, на мой взгляд, испортили неплохо придуманное и отлично нарисованное "Трио из Бельвиля".

Герой "Иллюзиониста" - старомодный фокусник: трюк с белым кроликом в шляпе-цилиндре уже и по меркам полувековой давности казался вчерашним днем. В поисках публики, которая готова довольствоваться подобными ретро-чудесами, он едет из Парижа в Лондон, из Лондона в Эдинбург, а оттуда - в глухую шотландскую деревушку, где на местном постоялом дворе знакомится с заторможенной девушкой-уборщицей Алисой. Она единственная, кто и трюк с белым кроликом, и прочие "чудеса" принимает за чистую монету. Фокусник, не желая ее разочаровывать, поддерживает иллюзию чуда, дарит девочке в раздолбанных башмачках новые туфли, покупает симпатичное голубенькое платьице - Алиса привязывается к "волшебнику". В отличие от "Волшебника" Набокова, эта привязанности с обеих сторон не несет в себе ничего плотского - и для героя, и для героини через нее реализуется потребность в чуде, прежде всего - в чуде человеческой привязанности, каковой и он, и она лишены. Но материальные проблемы берут свое - и "волшебник" тяготится своей подопечной, пытается от нее избавиться, наконец, оставляет ей записку: "Волшебников не бывает".

Драматизм развязки отчасти снимается тем, что Алиса к тому моменту уже встретила простого доброго парня, кажется, способного о ней позаботиться - так что еще неизвестно, кто от расставания потерял больше. Да и по мере развития сюжета неизменно присутстствующая в подтексте тоска оттеняется массой юмористических эпизодов, таких как, например, момент, когда фокусник ест суп, который приготовила Алиса, и вдруг начинает подозревать, что, коль скоро денег на продукты у нее не было, она пустила на бульон его "реквизит", а именно - того самого белого кролика (он, разумеется, ошибается - кролик жив-здоров, ближе к концу за ненадобностью герой отпускает его на природу к диким собратьям); или история, связанная с попыткой героя подработать нетворческим трудом и устроиться на бензоколонку разнорабочим - американец поручает ему вымыть машину, а тот не справляется, но выручает дождь, и клиент остается в итоге доволен.

Подчеркнуто "старомодная", подстать фокусу с кроликом из шляпы, стилизованная под книжную и анимационную графику середины 20 века картинка, ненавязчивый, но проникновенный (не в пример "Трио из Бельвиля") саундтрек в сочетании с превосходной драматургией дают потрясающий эффект - мультик не просто радует, он по-настоящему трогает и, несмотря на, казалось бы, сугубо "приземленную" развязку, все же утверждает, что вера в чудо оправдана, особенно если это чудо искусства - пафос, для Шоме характерный, особенно внятно выраженный им опять-таки в новелле для сборника "Париж, я люблю тебя".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment