Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Похождение повесы" И.Стравинского в Камерном музыкальном театре, реж. Б.Покровский

Поставленный в 1978 году спектакль Бориса Покровского не шел около двадцати лет. Как сообщает пресс-релиз, "за это время в России появилась лишь одна постановка последней оперы Стравинского, осуществленная в Большом театре, где продержалась буквально пару сезонов" - имя режиссера при этом, разумеется, не сообщается. К сожалению, я не видел "Повесу" Чернякова - даже его противники говорят, что это был выдающийся спектакль, но с каждой новой черняковской премьерой верится в это все с большим трудом. "Повеса" Покровского же для своего времени был событием, несомненно, из ряда вон выходящим - но именно для своего времени. Сегодня реконструированная постановка тридцатилетней давности в лучшем случае служит памятником режиссеру и основателю Камерного театра и представляет собой скорее музейную ценность. Хотя в ней немало интересных концептуальных идей, и прежде всего - сценография Сумбаташвили, напоминающая об источнике сюжета: серии гравюр Уильяма Хогарта, по мотивам которой написано либретто Одена и Колмена. Действие спектакля происходит как бы в мастерской художника, декорации помещаются в массивных рамок, с которых для той или иной сцены сдергивают драпировки, что добавляет к сюжету о человеке, подпавшем под соблазны Дьявола, помимо фаустианских мотивов, еще ассоциации с "Портретом Дориана Грея", либреттистам в особенности не чуждые. Впрочем, Покровский использовал русскоязычную версию Натальи Рождественской, и в реконструированной версии артисты тоже поют по-русски. Геннадий Рождественский, который на момент выпуска премьеры был главным дирижером у Покровского, а теперь встал за пульт только на генеральной репетиции и премьере восстановления, из оркестра Камерного театра выжимает максимум возможного, хотя и ему не всегда удается совершить чудо. Олеся Старухина-Энн и Борислав Молчанов-Том, во всяком случае, обладают нормальными голосами, хотя на репетиции и не всегда пели чисто, а Молчанов наделен еще и актерским темпераментом. Меньше всего при реконструкции пострадал второй акт, но вторая картина первого акта в лондонском борделе - это архаика даже не оперная, а мюзик-холльная, с крайне неуместной хореографией, хор сумасшедших в приюте для умалишенных их третьего акта тоже выглядит слишком сомнительно, как будто это не больные, а ряженые на Хэллоуине. В самом начале среди основных "картин" в этой мастерской на мольберте стоит и портрет композитора, а в финале появляется еще и портрет режиссера-постановщика. Может быть, стоило бы портретом Покровского и ограничиться, потому что присутствие в спектакле автора добавляет зрелищу пафоса, которого неоклассическая стилизация Стравинского не предполагает - а иронии в постановке, по крайней мере, в ее нынешнем виде, и без того недостает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments