Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Жизнь за гранью" реж. Агнешка Войтович-Воско

Последний раз на утренний пресс-показ в "Люксор-Отрадное" я тащился, когда выходил "Завтрак на Плутоне" - ради Килиана Мерфи. На "Жизнь за гранью" я поднялся ради Джастина Лонга, хотя догадывался, что в триллере про мертвецов играть ему будет нечего, так и вышло. Его персонаж, скромный юрист Пол, получает новую должность в Чикаго и намерен сделать предложение своей девушке Анне, но та, по не вполне очевидным причинам перенервничав, попадает в аварию и погибает. То есть как бы погибает, на деле же просыпается в мертвецкой похоронного бюро на столе у странного типа, который уверяет ее, что обладает даром общаться с мертвецами и его цель - готовить их к переходу.

Ничего не знал про даму-режиссера, но ее фамилия определенно выдает польское происхождение, а это лично мне внушало доверие. Знать про нее, как оказалось, особо и нечего, "Жизнь за гранью" - дамочкин полнометражный дебют. В котором, с одной стороны, присутствуют моменты, характерные для поляков, где бы и на каком языке они не творили, а именно - внимание к нематериальной стороне человеческой жизни. С другой - то ли изначальная ущербность замысла, то ли давление продюсеров, судить трудно, сводят небезынтересный замысел, если таковой и был, почти на нет, хуже того, делают картину невнятной как с точки зрения жанра, так и сюжета.

Героиня Кристины Риччи, будущая мертвячка, изначально чувствует в себе присутствие смерти - то у нее видения, то носом кровь идет. В то же время почти ее почти инфернальный опекун-патологоанатом старательно стирает с зеркал, в которые она смотрится уже как бы после смерти, следы ее дыхания - то есть на момент погребения она будто бы еще жива. В фильме есть еще один персонаж - мальчик, у которого мама, совсем как в "Грузе 200", не отходит от телевизора и только что не говорит "Мухи у нас", он ученик в классе, где преподавала погибшая, учительница по профессии, и якобы тоже умеет общаться с мертвецами. Но велико ли умение, если они и не мертвецы вовсе, раз дышат - стало быть, не мертвецы? Но тогда и "распорядитель похорон", которого весьма тонко сыграл Лиам Ниссон - никакой не экстрасенс и не обладатель особого дара, а маньяк-убийца, закапывающий своих жертв в землю живьем - а это уже, простите, совсем другая история.

Помимо актерской игры Ниссона (Риччи и Лонг тут, честно говоря, не блещут, Лонгу вообще в последнее время на большие хорошие роли не везет, то комедийная чушь какая-то, то, наоборот, страшилочная), у картины имеются и другие плюсы, особенно по части визуальной выразительности - снята она с большим вкусом. Но вот эти два плана, сюжетных и жанровых, в фильме присутствуют параллельно, не только не проникая взаимно друг в друга, но и вступая в непримиримое противоречие, потому что если "Жизнь за гранью" - это триллер про маньяка, то он, во-первых, перегружен глубокомысленными (и стало быть, псевдоглубокомысленными, коль скоро речь о маньяке) рассуждениями о жизни и смерти, а во-вторых, не оправдывает всяких мелких, но очень навязчивых мистических заморочек, связанных с посмертным бытованием погибших в мире живых до погребения; а если все-таки мистико-философская драма, тем более притча - то ее потуги нивелируют и навязчивый натурализм, связанный с подготовкой мертвого тела, и знаки, свидетельствующие о том, что тело это не такое уж и мертвое (помимо запотевших стекол - еще и гидробромид, который самозванный патологоанатом колет своим "жертвам", чтобы ничего не чувствовали и не шевелились - этот момент оговаривается приятелем горе-жениха, полицейским; и железный штырь, который доктор-смерть всаживает в тело жениха после того, как тот, в свою очередь, погибает в автокатастрофе, не без косвенного участия маньяка случившейся - тот подпоил его на похоронах невесты), и уж тем более неуместны черви, выползающие изо рта "трупов" - ежеле они все-таки трупы.
Впрочем, в фильме так часто трудно разобраться, где видения, где сны, а где какая-никакая реальность, все двоится и множится, сны видят живые и мертвые, мертвые то ли живы, то ли мертвы, живые - тоже, в одной сюжетно-жанровой плоскости герой выкапывает героиню из могилы живой, в другой он сам лежит на столе в мертвецкой после аварии, а тут еще оказывается, что мальчик, сирота при живой матери, обладает таким же "даром", как и персонаж Ниссона, и тот берет его в "ученики" - что понимать происходящее можно как угодно.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments