Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Идеальный муж" О.Уайльда, реж. Павел Сафонов

Звучность имен и названий, к которым неизменно обращается Сафонов, должна свидетельствовать о его безупречном вкусе. Результат его обращений к классикам столь же неизменно свидетельствует о прямо противоположном. Что бы он ни ставил - Стоппарда или Набокова, Шоу или Уайльда - в итоге выходит пошлейший водевиль, сдобренный, что совсем уж невыносимо, мелким мещанским морализаторством. Об отсутствии вкуса в первую очередь свидетельствует и то, что, как мне тут недавно порассказывали, Сафонов ходит по худрукам заведений, с которыми сотрудничает, и убеждает их не пускать меня на спектакли (интересно, как он себе это представляет на практике?) - казалось бы, что ему мое мнение, а вот поди ж ты: чем человек мельче, тем тщеславнее, чем ущербнее, тем обидчивее. Речь, впрочем, коль скоро я посмотрел-таки его очередной "шедевр" (спектакль вышел довольно давно, но впервые представление выпало на вечер, когда кроме как на антрепризного Сафонова совсем некуда пойти), не о человеке, а о режиссере и его, так сказать, продукте.

Не в курсе, как прошел с точки зрения кассы "Пигмалион", предудущий антрепризный проект Сафонова:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1159145.html?mode=reply

Но "Идеальный муж" определенно хорошо продается - немудрено, публика, подстать спектаклю, идет не на режиссера и не автора, а на артистов. В сафоновском "Идеальном муже" представителей лондонского аристократического сообщества - а они в целях экономии действуют на сцене одни, без слуг, без лакеев, сами и чай разливают, и мебель двигают - изображают примадонны былых времен, чью славу составили мелодрамы про советских колхозниц, и новорусские выдвиженцы бандитских сериалов - потенциальная аудитория покупается и, следовательно, покупает билеты, кажется, задорого. Изображают эти артисты, конечно, не уайльдовских аристократов, а то, какими видит их Павел Сафонов - то есть одеты по моде (миссис Чивли - в брючном костюме, лорд Горинг - в штанах, заправленных в сапоги и т.п.), а ведут себя как подзаборные фрики, поминутно плюют на пол и вытирают сопли о сиденье кресла - ну это, понятно, специально придумано, чтоб, значит, смешнее было, а то Уайльд для такой аудитории сам по себе не слишком весел. Смеха ради режиссер нарочито буквально "иллюстрирует" через жесты и пластику действующих лиц их реплики: лорд Горинг упоминает про надпись на лбу - миссис Чивли начинает тереть пальцами лоб; Роберт Чилтерн предлагает оставить столицу и уехать куда подальше - леди Чилтерн тут как тут с огромных размеров чемоданом. В принципе, хозяин - барин, если режиссер так видит пьесу - имеет право. У Сафонова персонажи Уайльда появляются на сцене под вспышки фотокамер, они - герои светской хроники, что ни сделают - все на публику. Ольга Ломоносова в постановке не занята, зато играет ее подруга Марина Александрова (кстати, здесь именно она носит платья с голой спиной, в каких Ломоносова "блистала" в "Пигмалионе"), и не кого-нибудь играет, а миссис Чивли, которая в ее исполнении выглядит вульгарной и, при всей ее хитрости, тупой шлюшкой - но, положим, это тоже "прочтение". У Александра Дика (граф Кавершем) и Людмилы Чурсиной (леди Маркби) неважно обстоят дела с памятью и с речью, у первого хуже со вторым, у второй - с первым, но если Дик по молодости и впрямь легко сошел бы за английского джентльмена (его Гордон Уайтхауз в басовском "Опасном повороте" был безупречен - сорок без малого лет назад), то Чурсина своими потугами вызывает лишь сочувствие, а изысканные сентенции, вложенные Уайльдом в ее уста, превращаются в неумелые хохмы. Красько-леди Чилтерн и Немогай-Мэйбл, впрочем, на своем месте. Ну а звезда номер один в спектакле - понятно, Даниил Страхов. В последнем выпуске "Кто там?.." Вадим Верник показал превосходный сюжет о нем, и очень проникновенно рассказал о строгости актера к себе, к выбору материала и режиссеров. Об участии Страхова в антрепризе речь не зашла, но антреприза - не приговор и не позор, работа как работа. И Страхов работает достаточно честно, как, стоит отдать ей справедливость, и Александрова, просто у нее для этого возможностей меньше. И если на выходе у Страхова получается вместо сложнейшего персонажа - а лорд Горинг в "Идеальном муже", пожалуй, ключевая фигура и самый "уайльдовский" герой - самодовольный истеричный переросток со склонностью к банальному резонерству. В таком лорде Горинге больше Сафонова, чем Уайльда: режиссер как будто стесняется своего водевильного мышления и пытается прикрыть свои плоские приколы неким пафосом, "сурьезом". Чем окончательно портит общую картину - скажем, в незадавшейся постановке Житинкина восьмилетней давности (где в роли лорда Горинга дебютировал еще студентом Максим Матвеев) сомнительных "примочек" было, может, и не меньше, но там хотя бы обошлось без резонерства и без соплей - как в переносном, так и в прямом смысле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments