Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Затачивая до остроты", "Па де катр", "Маленькая смерть" и "Шесть танцев" в Музыкальном театре

Сегодняшняя премьера Стасика - получасовой одноактный балет "Затачивая до остроты" (Slice to sharp), музыка Бибера и Вивальди, хореограф Йорма Эдо. Четыре пары, дуэты, перемежающиеся с ансамблями - по сути это, конечно, дивертисмент, декоративный танец, лишенный всякой драматургии, в котором самое главное - точность и синхронность, которой солисты Стасика против ожидания порадовали, и Смилевски, и Чудин, и остальные были почти безупречны.

"Па де катр" - двадцатиминутный экзерсис Антона Долина на музыку Цезаря Пуни с участием четырех сильфидоподобных созданий в белых платьях и на пуантах, тоже декоративный, но и концептуальный в то же время - правда, только если заглянуть в программку, оттуда можно узнать, что четыре танцовщицы - это своего рода реинкарнации знаменитых балерин прошлого - Марии Тальони (Татьяна Чернобровкина), Люсиль Гран (Евгения Образцова, зачастившая из Мариинки), Карлотта Гризи (Наталья Сомова) и Фанни Черрито (Наталья Ледовская). А если не заглянуть - нипочем не догадаешься. Да и побольше юмора этой стилизованной классике не помешало бы.

Вот Иржи Килиан, премьеру которого я пропустил летом - образец того, как "бессюжетный" балет и драматургии не отменяет, и самоиронии тоже. Поразительно, что составляющие диптих "Маленькая смерть" и "Шесть танцев" изначально - два самостоятельных одноактных спектакля, поставленных в разные годы, один в 1986-м, другой в 1991-м. Но их объединяет не только хореография и музыкальная основа - Моцарт ("Шесть немецких танцев" и фортепианные концерты Ля мажор и До мажор). При этом "Маленькая смерть" - это изысканная, эстетская ирония, где рапиры в руках танцовщиков и кринолины на колесиках, управляемые балеринами - атрибутика, по отношению к собственно танцу внешняя (Семен Чудин тут сумел отличиться в своем духе - выронил во время танца рапиру и, разбивая ансамбль, вынужден был отбегать за ней в сторону). Совсем не так в "Шести танцах" (хронологически - более ранних, но здесь следующих после "Маленькой смерти" через оркестровую интерлюдию), где те же атрибуты появляются снова, но уже совсем в ином качестве. "Шесть танцев" - балетный фарс: скрюченные фигуры, резкие движения, парики, с которых сыплется пудра, почти цирковая клоунада с травести-элементами, мыльные пузыри под занавес. Рапиры и кринолины здесь - предметы театральной игры: на заднем плане проезжают тела, пришпиленные рапирами к кринолинам, кто-то из персонажей кусает яблоко, нанизанное на рапиру, как шашлык.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment