Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Еlles vont souvent l'attendre au tram 33

Сам не знаю, на что я рассчитывал, когда спросил у дежурного на рецепции своего брюссельского отеля, где проходит маршрут 33-го трамвая. И уж точно никак не ожидал, что он покажет мне рукой: за углом. Правда, он при этом уточнил - этот маршрут начинает работать только после восьми вечера, что меня несколько удивило. Тем не менее я выбрал вечер, чтобы воспользоваться им и узнать, куда он ведет.

В песне Далиды "Il pleut sur Bruxelles" речь идет о герое, который "нашел свой остров, остров солнца" - не в нашем мире, очевидно. Но другие персонажи, некие Титин и Мадлен, верят, что он еще вернется. Поэтому ходят ждать его у 33-го трамвая.

Трамвай из всех видов общественного транспорта, пожалуй - самый "воспетый" в прямом смысле слова. Куда меньше повезло автобусу - я, во всяком случае, не могу припомнить ни одной песни, где автобус выступал бы в качестве значимого символического образа, в лучшем случае он упоминается как средство передвижения по городу. С троллейбусами чуть поинтереснее. Даже если не брать в расчет бардовский репертуар, в котором образ троллейбуса занимает совершенно особое место и сегодня является фактически одним из символов этой субкультуры, можно вспомнить и "новенький троллейбус", в который так поспешно запрыгивает "любимчик Пашка" из одноименного пугачевского шлягера середины 80-х, и не самую удачную песню Ларисы Долиной на стихи Танича, где, однако, троллейбус становится чуть ли не главным действующим лицом лирического сюжета ("где от тебя и до меня ходил троллейбус номер два..."). Но все-таки трамвай - вне конкуренции. Не только, впрочем, в поп-поэзии, но и в лирике любого другого рода, а также в литературе, в живописи, наконец, в кинематографе: "Трамвай "Желание" Уильямса, "Заблудившийся трамвай" Гумилева и т.д. Образ трамвая возникает в стихах Цветаевой, Мандельштама и многих многих других поэтов самого первого ряда, роль трамвая в сюжете "Мастера и Маргариты" Булгакова также, что называется, "трудно переоценить".

В поп-лирике помимо трамвая как такового нередко фигурируют конкретные номера трамвайных маршрутов. Самые характерные примеры - это "Трамвай пяторочка" группы "Любэ" и "Тридцать девятый трамвай" Ирины Богушевской. Обе эти песни, мало что общего имеющие между собой в плане музыкального стиля, лирического сюжета и идеологической концепции, так или иначе вписаны в московский мифологический топос (правда, Михаил Андреев, автор "Трамвая Пятерочки", уверял меня, что речь идет о его родном Томске и вообще в первоначальном варианте текста фигурировал "трамвай Однерочка", а свои "Черемушки" имеются в каждом городе, но тем не менее в сознании Черемушки прочно ассоциируются именно с Москвой, стало быть и трамвай, везущий героя туда - тоже). Культурологический же контекст в обоих случаях противоположный: 39-й маршрут связывает Чистые пруды с Университетом и Ломоносовским проспектом, то есть воспринимается через студенческо-молодежно-богемные коннотации, в отличие от "пролетарских" Черемушек - при том что формально-географически это достаточно близко расположенные друг к другу районы Москвы. Пролетарско-хулиганский, по аналогии со станции "Таганской", о которой речь идет в другой песне "Любэ", район Черемушек хорошо вписывается в дворово-пригородную ностальгическую топографию репертуара группы в целом. Но и в экзистенциальном аспекте пассажиры "пятерочки" и "тридцать девятого" направляются в противоположные стороны: 39-й везет в будущее, "пятерочка" - в прошлое ("эх, время, время, времечко, жизнь не пролетела зря"). Примечательно также, что при всей кажущейся "достоверности" нумерации маршрутов их численное выражение символично и мифологично: и 5, и 3 (а 39 - это 3 и 9=3х3) - числа, как принято считать, "сакральные". Про 33 и говорить нечего.

После восьми вечера я спустился в метро. Брюссельский трамвай № 33 ходит по центру города под землей параллельно линии метро, но с более частыми остановками. Я выбрал южное направление и доехал до конечной остановки "Stalle" - вынырнув из тоннеля, трамвай пересек вполне фешенебельные районы и остановился в малолюдном месте возле какого-то строения, похожего на складской терминал. Точнее, сначала я выскочил на предпоследней остановке, осмотрелся и сел в следующей, доехал до конечной - а как раз в этот момент начался сильный дождь, и я пересел в тот же трамвай, на котором ехал перед тем, чтобы отправиться обратно. В северном направлении я уже не поехал - кажется, там конечной остановкой был какой-то вокзал или станция, я не совсем понял.

Конечно, нынешний подземный трамвай 33 - это совсем не тот маршрут, на линии которого друзья безрезультатно ожидали героя песни Далиды. Где в то время ходил трамвай под этим номером - я не знаю и вряд ли сейчас кто-нибудь об этом помнит даже среди жителей Брюсселя, и почему местом предполагаемой встречи персонажи песни выбрали именно остановку именно этой трамвайной линии - наверное, уже невозможно расшифровать, если только не погружаться в историю системы городского транспорта бельгийской столицы всерьез и глубоко. Ну так ведь и с другими, еще более знаменитыми в мировой культуре трамваями, похожая ситуация. Та же "пяторочка", если не ошибаюсь, никогда ни в какие Черемушки, что в томские, что в московские, не ходила, а в сегодняшней Москве и вовсе отсутствует трамвайный маршрут с таким номером. Москвоведы уверяют, что и знаменитый булгаковский трамвай следовал несколько иным путем, нежели описано в "Мастере и Маргарите". Ну а что касается "Трамвая "Желание", то если верить Петру Вайлю, на самом деле он назывался не "Желание", просто его конечная остановка располагалась на улице, носившей имя некой ныне тоже всеми забытой принцессы Дезире.

Mais lui il s'en fout bien
Mais lui il dort tranquille
Il n'a besoin de rien
Il a trouve son ile
Une ile de soleil et de vagues de ciel
Et il pleut sur Bruxelles
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments