Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Химера" реж. Винченцо Натали

Роман Полански может с чистой совестью отправляться на покой, а Шьямалан так просто сосет. Конечно, Винченцо Натали - тоже не дебютант, в том числе и в теме, касающейся взаимоотношения человеческих существ с существами иноприродными, можно вспомнить хотя бы его новеллу из альманаха "Париж, я люблю тебя", где персонаж Элайджи Вуда вступает в контакт с девушкой-вампиром, причем в "Химере" есть эпизод, где крылатая тварь занимается сексом с героем Эдриана Броуди, так этот кадр по мизансцене представлят собой почти точный слепок с соответствующего момента из "Парижа". И если "парижская" новелла была стилизацией под черно-белое вампирское ретро, то "Химера" с ее нарочитым отказом от навороченных компьютерных эффектов явно отсылает к малобюджетным, а то и просто телевизионно-сериальным ужастикам 60-70-х, что, кстати, дает отдельный повод для радости. И все-таки "Химера" - это в первую очередь жанровый прорыв на концептуальном уровне.

Супружеская пара ученых-генетиков под крышей крупной фармацевтической компании пытаются синтезировать необходимый для медицины белок, ради чего проводят сомнительные генетические опыты по выращиванию не существующих в природе видов. Парочка таких слязнякообразных тварей по кличке Джинджер и Фред поначалу вполне успешно взаимодействуют, из своеобразный "поцелуй" переплетающимися полупрозрачными розовыми языками, напоминающими лепестки фантастических орхидей, способен растрогать и сердца черствых бизнесменов, и погруженных в свою науку исследователей. Но на презентации проекта твари вместо того, чтобы продемонстрировать свою любовь, убивают друг друга - оказывается, одна из них переродилась из самки в самца и однополые особи взаимно уничтожились. Тем временем горе-генетики тайком от начальства проводят еще более спорный эксперимент: они оплодотворили человеческую яйцеклетку в искусственных условиях, сосединив ген хомо сапиенс с генами саламандры и, возможно, каких-нибудь еще видов животных. Появившаяся в результате на свет особь, человек-амфибия, больше всего походит на кенгуру, но обладает крыльями и жабрами, интеллектом и эмоциями человека в сочетании с реакциями и физическими возможностями животного, а еще хвостом с ядовитым жалом на конце.

Визуально образ Химеры при использовании не самых навороченных выразительных средств создан с потрясающей достоверностью, мало того, авторам фильма, и режиссеру, и художнику, удалось добиться эффекта сочувствия по отношению к этой твари. Дело, однако, не в том, что вышедшая из-под контроля (как нетрудно догадаться) тварь начинает все на своем пути крушить, и не в том, как сама она на каждом шагу подвергается опасности (и не без этого тоже). Сюжетов подобного типа известно немало, их использовали и классики жанра, такие как Мэри Шелли, Герберт Уэллс, Александр Беляев, и сегодняшние киношники, можно привести в качестве примера фильм "Другой" Ника Хэмма с Робертом де Ниро в роли полубезумного генетика. На самом деле архетипический этот мотив восходит к сказочному инварианту про то, как жили дед да баба, и не было у них детей, вот и решили они слепить себе ребеночка - в зависимости от этого, использовали они в качестве материала муку или глину, получался либо Колобок, которого все норовили съесть, либо Горшок, который сам лопал все подряд. С другой стороны, мужчина и женщина, открывающие тайны мироздания вопреки запретам - это, конечно, сюжет ветхозаветный, и библейский подтекст в "Химере" звучит мощно и открыто, вплоть до того, что ближе к финалу героиня говорит вслух: "Мы изменили правила, мы перешли границы добра и зла". Как ни странно, подобные откровения звучат в общем контексте фильма не пошло и не плоско, поскольку проблематика "Химеры" отнюдь не исчерпывается ответственностью творца за свое творение, а твари - перед творцом, и ограниченностью человеческого разумения перед тайнами природы.

О герое Эдриана Броуди из фильма мало что можно узнать, зато предыстория героини Сарры Полли чем подробнее раскрывается по ходу развертывания сюжета, тем представляется более важной для понимания авторского замысла. У нее в роду по женской линии передавалось психическое расстройство, родная мать испортила ей все детство - показательный момент, когда скрывая свое создание от руководства, супруги перевозят тварь из лаборатории на заброшенную родительскую ферму. Видя ужасные условия, ободранные грязные стены и матрас на полу, муж удивляется: "Ты же говорила, что после мамы все осталось как было?" - "Так и есть" - впроброс отвечает жена. Потому эта женщина не хотела рожать ребенка - муж говорит в одном из эпизодов, что она боялась утратить контроль над процессом. Ход эксперимента же дамочка надеялась контролировать жестко - но не оценила риски. Принципиальный момент - муж с самого начала против опыта и затем не раз пытается убить тварь на различных этапах. Каждый раз жена его переубеждает, а он, скрипя зубами, соглашается с ней. Он долгое время не догадывается, что химера - не просто подопытный образец, но фактически дочь его жены, поскольку яйцеклетку для эксперимента ученая дама использовала свою собственную. И вот эта евина дочь, порождение ехидны, растет, развивается, и чем дальше, тем больше осваивает человеческие повадки - худшие из них: подлость, скрытность, злопамятство. Супруги, несмотря на все обстоятельства, привязываются к "девочке". Она получает имя - Дрен (анаграмма НЕРД - так называется фирма, на которую генетики работают), женщина передает ей в пользование свои игрушки, та учится рисовать и складывать из букв игры "Эрудит" нужные слова. Ее потребности по человеческим меркам нормальны - она хочет внимания, ласки, любви, но не имея возможности в силу своей двойственной природы получить это в должном объеме, реализует эти потребности через изуверство в самых фантастических формах. Вплоть до того, что сначала соблазняет мужа - жена застает его в объятьях Дрен, а затем, переродившись в существо мужского пола и убив мужчину, а заодно и его родного брата, тоже генетика,"Химера" реж. Винченцо Натали

Роман Полански может с чистой совестью отправляться на покой, а Шьямалан так просто сосет. Конечно, Винченцо Натали - тоже не дебютант, в том числе и в теме, касающейся взаимоотношения человеческих существ с существами иноприродными, можно вспомнить хотя бы его новеллу из альманаха "Париж, я люблю тебя", где персонаж Элайджи Вуда вступает в контакт с девушкой-вампиром, причем в "Химере" есть эпизод, где крылатая тварь занимается сексом с героем Эдриана Броуди, так этот кадр по мизансцене представлят собой почти точный слепок с соответствующего момента из "Парижа". И если "парижская" новелла была стилизацией под черно-белое вампирское ретро, то "Химера" с ее нарочитым отказом от навороченных компьютерных эффектов явно отсылает к малобюджетным, а то и просто телевизионно-сериальным ужастикам 60-70-х, что, кстати, дает отдельный повод для радости. И все-таки "Химера" - это в первую очередь жанровый прорыв на концептуальном уровне.

Супружеская пара ученых-генетиков под крышей крупной фармацевтической компании пытаются синтезировать необходимый для медицины белок, ради чего проводят сомнительные генетические опыты по выращиванию не существующих в природе видов. Парочка таких слязнякообразных тварей по кличке Джинджер и Фред поначалу вполне успешно взаимодействуют, из своеобразный "поцелуй" переплетающимися полупрозрачными розовыми языками, напоминающими лепестки фантастических орхидей, способен растрогать и сердца черствых бизнесменов, и погруженных в свою науку исследователей. Но на презентации проекта твари вместо того, чтобы продемонстрировать свою любовь, убивают друг друга - оказывается, одна из них переродилась из самки в самца и однополые особи взаимно уничтожились. Тем временем горе-генетики тайком от начальства проводят еще более спорный эксперимент: они оплодотворили человеческую яйцеклетку в искусственных условиях, сосединив ген хомо сапиенс с генами саламандры и, возможно, каких-нибудь еще видов животных. Появившаяся в результате на свет особь, человек-амфибия, больше всего походит на кенгуру, но обладает крыльями и жабрами, интеллектом и эмоциями человека в сочетании с реакциями и физическими возможностями животного, а еще хвостом с ядовитым жалом на конце.

Визуально образ Химеры при использовании не самых навороченных выразительных средств создан с потрясающей достоверностью, мало того, авторам фильма, и режиссеру, и художнику, удалось добиться эффекта сочувствия по отношению к этой твари. Дело, однако, не в том, что вышедшая из-под контроля (как нетрудно догадаться) тварь начинает все на своем пути крушить, и не в том, как сама она на каждом шагу подвергается опасности (и не без этого тоже). Сюжетов подобного типа известно немало, их использовали и классики жанра, такие как Мэри Шелли, Герберт Уэллс, Александр Беляев, и сегодняшние киношники, можно привести в качестве примера фильм "Другой" Ника Хэмма с Робертом де Ниро в роли полубезумного генетика. На самом деле архетипический этот мотив восходит к сказочному инварианту про то, как жили дед да баба, и не было у них детей, вот и решили они слепить себе ребеночка - в зависимости от этого, использовали они в качестве материала муку или глину, получался либо Колобок, которого все норовили съесть, либо Горшок, который сам лопал все подряд. С другой стороны, мужчина и женщина, открывающие тайны мироздания вопреки запретам - это, конечно, сюжет ветхозаветный, и библейский подтекст в "Химере" звучит мощно и открыто, вплоть до того, что ближе к финалу героиня говорит вслух: "Мы изменили правила, мы перешли границы добра и зла". Как ни странно, подобные откровения звучат в общем контексте фильма не пошло и не плоско, поскольку проблематика "Химеры" отнюдь не исчерпывается ответственностью творца за свое творение, а твари - перед творцом, и ограниченностью человеческого разумения перед тайнами природы.

О герое Эдриана Броуди из фильма мало что можно узнать, зато предыстория героини Сарры Полли чем подробнее раскрывается по ходу развертывания сюжета, тем представляется более важной для понимания авторского замысла. У нее в роду по женской линии передавалось психическое расстройство, родная мать испортила ей все детство - показательный момент, когда скрывая свое создание от руководства, супруги перевозят тварь из лаборатории на заброшенную родительскую ферму. Видя ужасные условия, ободранные грязные стены и матрас на полу, муж удивляется: "Ты же говорила, что после мамы все осталось как было?" - "Так и есть" - впроброс отвечает жена. Потому эта женщина не хотела рожать ребенка - муж говорит в одном из эпизодов, что она боялась утратить контроль над процессом. Ход эксперимента же дамочка надеялась контролировать жестко - но не оценила риски. Принципиальный момент - муж с самого начала против опыта и затем не раз пытается убить тварь на различных этапах. Каждый раз жена его переубеждает, а он, скрипя зубами, соглашается с ней. Он долгое время не догадывается, что химера - не просто подопытный образец, но фактически дочь его жены, поскольку яйцеклетку для эксперимента ученая дама использовала свою собственную. И вот эта евина дочь, порождение ехидны, растет, развивается, и чем дальше, тем больше осваивает человеческие повадки - худшие из них: подлость, скрытность, злопамятство. Супруги, несмотря на все обстоятельства, привязываются к "девочке". Она получает имя - Дрен (анаграмма НЕРД - так называется фирма, на которую генетики работают), женщина передает ей в пользование свои игрушки, та учится рисовать и складывать из букв игры "Эрудит" нужные слова. Ее потребности по человеческим меркам нормальны - она хочет внимания, ласки, любви, но не имея возможности в силу своей двойственной природы получить это в должном объеме, реализует эти потребности через изуверство в самых фантастических формах. Вплоть до того, что сначала соблазняет мужа - жена застает его в объятьях Дрен, а затем, переродившись в существо мужского пола и убив мужчину, а заодно и его родного брата, тоже генетика, насилует женщину.

Итог эксперимента неутешителен, а взгляд режиссера в будущее пессимистичен: мало того, что почти все умерли, так еще и главная героиня, беременная фактически от собственной дочери (и вот подобного поворота событий я, честно признаюсь, не припомню!), соглашается продолжить эксперимент и за кругленькую сумму выносить плод, поскольку фармацевтическая корпорация не рассталась с планами синтезировать "волшебный белок". И я не думаю, что такой финал обусловлен лишь предполагаемым сиквелом. Тут важно еще и то, что люди, какие бы эксперименты над ними не ставили, какой бы опыт они не приобретали, ничему не способны научиться, не делают никаких выводов, в особенности интеллектуалы. А триумф разума порождает чудовищ.
насилует женщину.

Итог эксперимента неутешителен, а взгляд режиссера в будущее пессимистичен: мало того, что почти все умерли, так еще и главная героиня, беременная фактически от собственной дочери (и вот подобного поворота событий я, честно признаюсь, не припомню!), соглашается продолжить эксперимент и за кругленькую сумму выносить плод, поскольку фармацевтическая корпорация не рассталась с планами синтезировать "волшебный белок". И я не думаю, что такой финал обусловлен лишь предполагаемым сиквелом. Тут важно еще и то, что люди, какие бы эксперименты над ними не ставили, какой бы опыт они не приобретали, ничему не способны научиться, не делают никаких выводов, в особенности интеллектуалы. А триумф разума порождает чудовищ.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments