Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Чужая" реж. Антон Борматов

Выход "Чужой" совпал с ММКФ, и пока я очнулся от фестивального угара, на большинстве экранов ее уже сменили "Сумерки". По счастью, удалось доехать до "Пионера", где фильм пока еще докатывается двумя сеансами в день. А пропустить его было бы обидно. Не потому что это бог уж весть какой шедевр - хотя кино вполне приличное, добротное для своего жанра. Но еще и во многом знаковое.

Казалось бы, последним посвящением "тем, кто выжил в 90-е", должны были стать балабановские "Жмурки". Но помимо того, что Балабанов и сам не дотянул в этом фильме до собственного же уровня, "Жмурки" вышли произведением нарочито легковесным. "Чужая", напротив, претендует на то, чтобы "закрыть тему" если не раз и навсегда, то по меньшей мере на определенном этапе. Пугающие ролики и оговорки типа "до 18 лет - ни-ни" - само собой, прежде всего рекламный ход, ни по части насилия, ни тем более по части секса в картине ничего совсем уж экстраординарного нет, слишком много всего доводилось видеть за последнее время, и не только видеть (в фильме усиленно, но натужно ботают по фене, стараясь не злоупотреблять при этом непечатной лексикой - звучит слишком искусственно), и кстати, не только в игровом кино - в этом смысле любой выпуск "Чистосердечного признания" даст фору не только "Чужой", но и Тарантино с Риччи вместе взятым. Нет в "Чужой", с другой стороны, и какого-то особенно глубокого погружения в феномен русского бандитизма 90-х (основное действие происходит в Украине, но, во-первых, к 1993 году, на который приходятся почти все события, за исключением эпилога, отнесенного к 1998 году, Украина только-только обрела номинальную независимость, а о независимости фактической и по сей день говорить не приходится; и во-вторых, как ни крути, а этнически все персонажи-бандиты в фильме - как есть москали), ни тем более в психологию отдельных представителей бандитского сообщества. "Чужая" - чистой воды криминальный боевик с незначительной, но обязательной и по-своему важной примесью мелодрамы, и этим как раз интересна. А еще тем, что в отличие, скажем, от "Бригады" или "Бумера", или даже позднейших, совсем недавних "Каникул строгого режима", не говоря уже про "Глухаря", где менты от бандитов не отличаются вовсе ничем, в "Чужой" нет и намека на романтизацию образа "благородного разбойника". И при этом, что любопытно, типажи разнообразны, характеры полноценны, а актерские работы, если не все, то некоторые, такого качества, что арт-хаусным режиссерам остается только завидовать.

Киллер Бабай, участвуя в войне бандитских группировок, оказался в КПЗ по обвинению в тройном убийстве. Чтобы он молчал, банд-босс Рашпиль приказывает вызволить из чешской неволи его родную сестру, единственного близкого детдомовцу Артуру-Бабаю человека, и привезти из Праги, где она томится в плену у цыган, занимаясь подневольно проституцией, на ридну матку Украину. За сестрой, имеющей кликуху Чужая, отправляются четыре отморозка. То, что они отморозки, проясняется с самого начала, когда они обворовывают торгующих у дороги старух-колхозниц - невозможно представить себе, чтобы подобным образом поступили персонажи "Бумера", у тех были какие-то "понятия". У этих, впрочем, тоже не все одинаково - за старшего у них Андрей-Малыш, с военным опытом, привыкший доверять своим. Ему изначально советуют держать ухо востро с самым младшим, Женей по кличке Шустрый. Долго ли коротко ли, Чужая умудряется настроить Шустрого таким образом, что вместе они положили сначала Малыша с его дружбаном Гирей, потом, по возвращении в Украину, поживились воровским общаком и замочили Рашпиля, при этом Шустрого ранили. Чужая же не просто выпуталась, но, вопреки мечтам о Франции, неплохо устроилась в Украине, легализовала бизнес и как будто стала "олигархиней". Пока спустя пять лет не вышел из чешской тюрьмы четвертый подельник Малыша по кличке Сопля, приехал домой и замочил подлюгу, не пожелав взять отступного - мол, "пацаны не поймут".

Сюжет, заимствованный из неизвестной лично мне, но, верю, весьма популярной книги "Адольфыча" Нестеренко, не отличается оригинальностью, наоборот, он предсказуем, как любой бандитский экшн. Но привлекает, а не отталкивает этой предсказуемостью, поскольку позволяет соотнести его с другими, очень похожими историями, рассказанными, однако, в совершенно ином и стилевом, и идеологическом ключе. Есть моменты, когда вызывает сочувствие Малыш - своей излишней доверчивостью по отношению к подельникам. В каких-то эпизодах начинаешь переживать за Шустрого, поскольку ясно - Чужая его просто использует. Но в целом бандиты здесь, независимо от того, какую роль, палача или жертвы, каждый из них выполняет на том или ином этапе развития сюжета (а жертвой рано или поздно становится любой из них, и финальные титры накладываются на кадры трупов персонажей, лежащих на каталках морга) - воплощение зла, и зла очень конкретного, социального, вне метафизического, мифологического или хотя бы черно-юмористического контекста, как было в "Бумере" или в "Жмурках".

Бандит в русскоязычной традиции, и необязательно недавней, но складывавшейся веками, вызывал по меньшей мере снисходительность, бытовало мнение, что в отличие от тех, кто бандитов преследует, сами "разбойнички" не лишены своего рода "чести", "достоинства" и стараются без веской причины не обижать слабых - что, положа руку на сердце, вполне соответствует действительности, учитывая специфику "закона и порядка" по-русски. В "Чужой" ностальгия по "бандитским 90-м" не просто отсутствует - она воспринимается как нечто пошлое. И главным признаком исторического фона становятся попсовые песни - в линии 93-го года это "Бухгалтер" Апиной и "Ты не ангел, но для меня...", которые даже у персонажей-бандитов уже вызывают омерзение, в 98-м их сменяет "Нам не дано с тобой понять" группы "Хай-фай" (ср. функцию музыкального фона в "Брате-2" Балабанова - совершенно другой контекст, да еще и построенной на контрасте попсы в лице Ирины Салтыковой и т.н. "русского рока"). Причем эти невинные, а по мне так весьма симпатичные песенки жестко привязаны к социально-историческому контексту, а его окраска не допускает здесь полутонов.

Можно, наверное, спорить и о художественных достоинствах "Чужой", и о ее значимости как явления социо-культурного, но что для меня бесспорно - это блестящая актерская работа Евгения Ткачука. Далеко не все исполнители здесь способны внушить восхищения или хотя бы вызвать персональный интерес, но Ткачук, видимо, что бы и где не делал, делает великолепно. Еще в спектакле "Шведская спичка" Гриншпуна и чуть позднее в "Носе" Неделькина он показал себя артистом, из которого можно вылепить любой человеческий тип. В "Чужой" есть и другие хорошие артисты - например, Голубков, играющий бандита Соплю, но Шустрый в исполнении Ткачука, задумывалось так или нет, оказывается главным действующим лицом фильма, более важным, чем заглавная героиня. Он единственный, кому дано пройти определенный путь - от неразумного отморозка через губительную ослепляющую страсть и предательство сообщников к некоторому переосмыслению своей недолгой, но запутанной жизни: неспособный вначале сдержать и самого примитивного порыва, к финалу он готов простить Чужой, что она бросила его раненого на месте преступления, а сама сделала карьеру, отделываясь и от него, своего любовника, и от родного брата посылками в колонию.

Между прочим, только в самой последней сцене, когда Шустрый и Бабай переговариваются через бетонную стену тюремного дворика, окончательно выясняется этимология "погоняла" главной героини, связанная с фильмом Кэмерона и монстром, у которого кислота вместо крови и которое откладывает яйца в людей. А у меня эта ассоциация возникла с самого начала - верный признак того, что кино если не выдающееся, то как минимум "правильное" по адекватности замысла и его воплощение. Но это уже дело не столько таланта сценариста и режиссера, сколько вкуса продюсеров - а вкус Толстунова и Эрнста сомнений никогда не вызывал.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments