Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Дорогая Элис" реж. Отман Карим (ММКФ)

Когда в конкурсе ММКФ участвовал фильм Карима "О Саре", у меня и в мыслях не было его смотреть до последнего дня, и только после объявления, что ему дали гран-при, я побежал глянуть, что за шедевр - высидел минут двадцать этого говна про страдания чернокожих иммигрантов в Швеции и плюнул. Потом Карим заседал, за отсутствием более значительных кандидатур, в жюри фестиваля, а в этом году снова участвовал в конкурсе, ничего не получил, зато я снова в самый последний день и после раздачи всех призов пошел на его картину, правда, теперь уж высидел от начала до конца, стиснув зубы и преодолевая омерзение. Речь о том, как пожилой негр из Гамбии (Дэнни Гловер), живущий в Швеции и торгующий африканскими сувенирами, обращается к социальному работнику за пособием, потому что, видите ли, после 11 сентября трудно стало ввозить товар из Африки и предприятие прогорает. Но соцработник, сам выходец из Уганды, как и режиссер, отказывает - мол, сначала по правилам надо предприятие ликвидировать, а потом уже за пособием приходить. Тот же соцработник отправляет больному отцу в Уганду денежный перевод, но деньги не доходят, потому что американцы проверяют, не является ли отправитель, носящий фамилию Саид, террористом - таковы правила, Саиду объясняет служащий системы переводов, тоже, естественно, иммигрант, индус. А тем временем жена Саида, адвокат и коренная шведка, получает предложение от партнеров войти в долю бизнеса, а для этого - сменить свою фамилию с мужниной на девичью. Оскорбленная в лучших чувствах женщина вместо этого увольняется и подает на своих бывших партнеров в суд. А ее доведенный до отчаяния бесчеловечными шведскими порядками нападает на выброшенного с работы за ненадобностью телеведущего, немолодого шведа, которого заменил молодой турок, и неудовлетворенный одной потасовкой, заявляется к нему домой, бьет морду шведу, после чего тот преследует его на автомобиле, случается авария, в которой оказывается замешан и едущий в автобусе гамбиец. И пока угандиец помогает шведу выбраться из перевернувшейся машины, гамбиец заслоняет своим телом дочерей угандийца, а сам попадает под колеса.

Фильм строится как чередование отдельных эпизодов переплетающихся сюжетных линий с монологами главного героя, который пишет письма жене в Гамбию. Пишет он о том, что шведы только с виду белые, но загляни к ним внутрь - там они совсем другого цвета; еще о том, что в Швеции принято прятаться в свою скорлупу, поэтому люди здесь живут в одиночку или, в крайнем случае, с собаками. То, что почти все действующие лица в этом шведском фильме - не шведы, а иммигранты, а если шведы - то старые и больные, либо совершенно гнусные расисты - полагаю, не только "художественный прием" режиссера, но и вполне адекватное, увы, отражение социальной реальности сегодняшней Европы. Очевидные параллели с оскароносным "Столкновением" Хэггиса, однако, не вполне уместны, поскольку, во-первых, Хэггис, при всем интеллигентском говне, которым забита его голова - умница и большой талант, а во-вторых, он работает на американском материале, то есть описывает ситуацию с совершенно иной предысторией. В конце концов, негры в США в свое время ехали не по доброй воле, и равные права для них (для потомков рабов, а не для иммигрантов, желающих попасть на иждевение к богатому государству, ничего для него не делая, и тем более не для агентов исламского влияния) - дело естественной справедливости. Совсем другая история с Европой, нынешний "мультикультурализм" которой - злокачественное последствие нацизма, когда из одной жуткой крайности национальная политика европейских стран качнулась в другую, едва ли не более жуткую, и за считанные два-три десятилетия от Европы не осталось ничего. Хотя сами иммигранты с этим почему-то не согласны, они продолжают считать себя угнетенным меньшинством, не будучи уже не угнетенными, ни в меньшинстве. И полагают, что те рудименты социальных институтов старой Европы, которые еще работают, обязаны работать исключительно на них - хотя я был бы чрезвычайно признателен тому, кто смог бы мне объяснить, с какой стати шведская система соцобеспечения должна помогать торговцу сувенирами из Гамбии? И почему ее следует считать бесчеловечной, если она - о нет, даже не отказывает старому негру в помощи, но не предоставляет ее сразу, по первому требованию и без всяких оговорок?

Я не перестаю диву даваться: если в Европе и в частности в Швеции и в самом деле такие жуткие порядки, что приличному человеку в них существовать невозможно, если там настоящий фашизм, если всякого приезжего душат, угнетают и без причин бросают за решетку, как угандийца, арестованного по обвинению в изнасиловании старой маразматички - то почему тогда все эти африканцы, арабы, турки и прочие не перестают ехать туда косяками? Если им так дорога своя фамилия - а любой и любая Саид имеют полное право гордиться фамилией - не проще ли гордиться ей непосредственно в Уганде. И если так трудно впарить зажравшимся европеоидам африканские сувениры - не выгоднее ли торговать ими прямо у себя в Гамбии? А если Кариму до такой степени поперек горла правила жизни в Швеции - чего ж он обратно в свою Уганду не пиздует с ветерком?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments