Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

фестивальная нарезка-3

Предыдущие дни я принципиально не "маньячил" и почти все фильмы на фестивале смотрел от начала и до конца, ну или, по крайней мере, до конца, даже если не с начала. Видимо, это все-таки правильный путь, особенно когда опыта хватает, чтобы заранее сориентироваться, что на самом деле хочешь увидеть, а на что тянет просто по инерции или из нездорового желания охватить как можно больше. Но когда перед глазами удивительные примеры такого нездоровья, поневоле заражаешься, и полдня я потратил на урывки, которые мне, по большому счету, ничего не дали.

"Смерть в пенсне, или Наш Чехов" - опус Анны Чернаковой по сценарию Александра Адабашьяна. Кто такой Адабашьян, знают все, кто такая Чернакова - лично мне неведомо, хотя в "манежной" статье сказано, что нынешняя "Смерть в пенсне" - своего рода сиквел или, скорее, эпилог, эхо ее фильма "Вишневый сад" с теми же актерами. Фильма я того, соответственно, тоже не видел, актеры же вполне уважаемые: Алена Бабенко, Евдокия Германова, Александр Феклистов и Юрий Стоянов в главной роли. Играет Стоянов режиссера Даниила Сорина, который некогда поставил нашумевший "Вишневый сад", потом надолго уехал на волне этого успеха за границу, и вот вернулся, поселившись ни много ни мало в "Ритце", дабы давный свой шедевр восстановить, реконструировать то есть. А время-то прошло - на дворе... И тут начинается привычный интеллигентский стон про бездуховность и падение вкусов, мол, все расхищено, предано, продано - этот стон у них, у интеллигентов, песней зовется. Все остальное также привычно - Евдокия Германова отрабатывает имидж клоунессы, прыгая и хохоча, Бабенко, напротив, насуплена и дает понять, что она очень серьезная актриса. Да она и в самом деле актриса весьма серьезная, как, впрочем, и Стоянов, несмотря на свой "городошный" статус - а толку чуть. Может, если бы за этот сценарий взялась Кира Муратова, получилось бы нечто эйфорическое в духе "Два в одном". Но у Чернаковой "Смерть в пенсне", с персонажами, носящими имена и фамилии чеховских героев, с "шуточным" могильным памятником, который Сорину подбрасывают "сукины дети"-артисты, не вышло ничего, кроме скучного бреда.Клоунада перебивается кадрами из старого фильма (не спектакля), по духу напоминающего "Неоконченную пьесу для механического пианина", а символическим лейтмотивом становится афиша, на которой "чеховский" герой уходит вдаль по рельсам, ведущим, надо полагать, в никуда.

Мне было любопытно, что из себя представляет немецкий документальный фильм "Путешествие в Метрополис", посвященный истории обнаружения считавшейся утраченной авторской версии знаменитого фильма Фрица Ланга. Я зашел в зал, увидел на экране вместо знакомых черно-белых кадров цветной видеопортрет сидящего на садовой скамеечке Владимира Димитриева, чей русскоязычный монолог забивается на оригинальной звуковой дорожке немецким синхроном и дублируется по-русски через наушники - и сразу вышел.

Чтобы, посидев в кафе с Настей и ее ноут-буком, пойти на австрийскую "Малышку" Тиццы Кови и Райнера Фриммеля. Никто и не обещал, что это нечто необыкновенное, но за полчаса, что я успел увидеть, рыжеволосая пожилая циркачка, живущая с мужем в фургончики, едва-едва удосужилась согласно сценарию найти на улице брошеную двухлетнюю азиатку с соской во рту и запиской в кармане, где мать девочки умоляла не обращаться в полицию и обещала забрать малышку вскорости, и чуть-чуть застал попытки героини эту мать-заразу все-таки отыскать.

Побежал на австралийский "Прекрасний новы ден" с неожиданно южно-славянским (похоже, что сербским или болгарским, точно не скажу) названием в переводе (в оригинале - "Bran nue dae") режиссера Рейчел Перкинс, которая в биографической справке почему-то названа постановщиком фильма "Блеск" 1998 года, хотя я знаю "Блеск" Скотта Хикса 1996 года и не думаю, что в Австралии каждые пару лет выпускаются фильмы с одинаковыми названиями. "Прекрасний новы ден", раз уж так его обозначили, оказался мюзиклом про тинейджера-аборигена Вилли, ученика монастырской католической школы. На каникулах у себя в деревне он пытался ухаживать за местной девчонкой, но не слишком преуспел, та все посматривала в сторону тамошней знаменитости, певца, более взрослого и смелого, а по возвращении в монастырь он вновь сталкивается со строгим отцом Бенедиктом. Позднее он должен был сбежать из школы и дорогой встретить новых друзей-хиппарей, но до этого момента я уже не досмотрел, решив, что, как в том анекдоте, "хватит разврата", и все оставшиеся сеансы распределил таким образом, чтобы смотреть кино от титров до титров.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments