Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Лермонтов" реж. Альберт Гендельштейн, 1943 (ММКФ)

Сначала Марголит, а потом какое-то юное дарование полчаса рассказывали, какое это выдающееся кино. Говорю без иронии - рассказывали интересно и кино действительно стоящее, и не только в части использованных изобразительных средств, "интеллектуального монтажа" и т.п. Хотя сценарий Паустовского, очевидно, коверкался до полного безобразия, поскольку при интересной драматургической структуре (первая сцена - бал, где Лермонтов надеется познакомиться с Пушкиным, но тем самым вечером Пушкин ранен на дуэле, Лермонтов приходит к нему на Мойку, но его уже не пускают - слишком поздно...; далее - скандал из-за эпиграммы на французского барона, дуэль, ссылка на Кавказ, где он на могиле Грибоедова встречает ссыльного декабриста Александра Одоевского и наблюдает Нину Александровну во вдовьем трауре; снова бал, скандал - дерзость по отношению к Ея Высочеству, снова ссылка и снова дуэль, последняя) диалоги в картине, мягко говоря, соответствуют штампам своего времени, особенно что касается встреч Лермонтова с Белинским, где неистовый Виссарион поучает поэта, как надо "правильно" жить, а этих встреч целых две - в магазине у Смирдина и в комнате, где Лермонтов ожидает суда. Однако в качесте перебивок между сценами (а жанр обозначен как "страницы биографии" и не предполагает последовательного изложения событий, на что пенял Шкловский, которого поначалу привлекли в качестве соавтора сценария, а потом он отпал) используются цитаты из Ростопчиной и Соллогуба, не самых "правильных" по стандартам советской истории литературы, особенно того периода, персон. Не говоря уже о том, что снимавшийся в 1943-м (задуманный, правда, до войны, к юбилею смерти Лермонтова) фильм, в отличие от позднейшего бурляевского "Лермонтова" и тем более от откровенно трэшевой поделки бывшей бурляевской супруги "Пушкин. Последняя дуэль", где православных поэтов губят католики-гомосексуалисты и где Лермонтов-Стычкин бежит за санями уезжающего Дантеса, а тот в шутку изображает пальцами, будто стреляет в него, фильм Гендельштейна характер конфликта обозначает совершенно иначе, в духе, характерном больше для 60-х или даже второй половины 80-х, Лермонтов здесь - никому, в том числе и Белинскому, неподотчетный "диссидент". Мне не понравились, правда, исполнители главных ролей - Алексей Консовский-Лермонтов слишком приторный, как и Нина Шатерникова, играющая главную любовь поэта, предпочитающую брак с немолодым аристократом, но сохраняющую привязанность к Лермонтову. Зато во второстепенных ролях блистают Сергей Мартинсон, играющий двух совершенно разных персонажей (комичный барон, ставший объектом эпиграммы Лермонтова - это тоже Мартинсон), Масальский-Мартынов, Борис Тенин и замечательная Лидия Сухаревская в роли Ея Высочества, дочери Николая Первого, которая обратила на Лермонтова внимание, а он ей отплатил жесткой иронией. Но самое удивительное в этом фильме - музыка, причем не вся, а та, что звучит в двух бальных сценах. В титрах указаны два композитора - Сергей Прокофьев и Венедикт Пушков, причем Пушков - первым и явно не по алфавиту. Но если эти вальс, мазурку и в особенности открывающий картину полонез написал Пушков, то непонятно, по чьему недосмотру это имя не стоит в ряду перворазрядных композиторов 20 века.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments