Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Выставка "От Рафаэля до Гойи" в ГМИИ им. А.Пушкина

Про шестьдесят шедевров старых мастеров из Будапештского музея говорят едва ли не больше, чем про выставку Пикассо, которая вот уж действительно была событием грандиозным. "От Рафаэля до Гойи" - тоже, конечно, подарок нехилый, но положа руку на сердце - в том же Будапеште мимо большинства из этих картин лично я прошел бы, не задерживая взгляда. Другое дело, что именно в контексте временной экспозиции, привезенной издалека и ненадолго, каждое полотно, в отдельности может и способное затеряться среди сотен других, приобретает особую самодостаточность. А с другой стороны, выставка сформирована - это грамотный ход, дирекция ГМИИ и не скрывает, что осознанный - таким образом, чтобы пробуждать дополнительный интерес к собственной коллекции пушкинского музея и в первую очередь той ее части, что представлена в постоянной экспозиции раздела 16-18 веков.

Но безусловно некоторые полотна привлекают к себе внимание сходу и необязательно общеизвестными именами своих авторов. Из таких менее хрестоматийных - "Товий с ангелом и рыбой" Питера Ластмана на ветхозаветный сюжет, с изображением архангела Рафаила и рыбака, усмиряющего прямо-таки извивающегося дракона. Сюжет, символически отображавший поддержку, осуществляемую Провидением человеку во всех его благих начинаниях, реализован и в еще одной картине на выставке - Дирка Блекера, хотя там Товий уже с семьей изображен. Обе эти вещи располагаются в небольшом зале через галерею напротив основного, Белого, и там же - "Мужской портрет" Франса Хальса и "Сон Иосифа" Мастерской Рембрандта. На галерее самое интересное - "Мадонна с шестью ангелами" Тьеполо и "Голова девушки" Греза с одной стороны, "Этюд мужской головы" Рубенса и "Потрет супружеской четы" Ван Дейка - с другой.

В Белом же зале развешаны те полотна, которые и выставке названия дали, и теперь во всех анонсирующих публикациях вопроизводятся. Даже если не знать, что "Кающаяся Магдалина" принадлежит кисти Эль Греко, мимо этой девушки, с лежащей на черепе рукой и взглядом, устремленном в разверстые небеса, все равно не пройдешь. А вот невзрачные на первый взгляд "Крестьяне за трапезой" Веласкеса сами по себе внимания не привлекают. Суровый "Апостол Андрей" Сурбарана и беззащитная "Андромеда" (она, бедняжка, еще и в цепях - ждет своего принца, наивная), простецкое, за обычным повседневным трудом "Святое семейство с Иоанном Крестителем" Мурильо, мужские портреты Тинторетто и Веронезе, весьма необычная "Мадонна" Йоса ван Клеве, вливающая в рот младенцу Иисусу огромный хрустальный бокал с красным вином (сегодняшним защитникам прав ребенка поди докажи, что это аллегория). "Райский пейзаж после грехопадения" Яна Брейгеля - типично брейгелевский, перенаселенная беззаботными зверюшками веселенькая рощица, в которой не сразу где-то на заднем плане удается разглядеть две человеческие фигуры под деревом, одна из которых протягивает другой какой-то фрукт. "Водоноска" Гойи, также требующая пояснения - девушка не просто воду нест, она - испанская патриотка, и доставляет, рискуя жизнью, питье испанским солдатам, защищающим Сарагосу от французов. Ну, как говорила в подобных случаях одна моя знакомая", "я Гойю не читала". И главные в этом почтенном собрании все-таки юноши - трое: кисти, соответственно, Дюрера, Рафаэля и Джорджоне. Юноша на портрете Дюрера, правда, в своей шапочке больше похож на старушку, причем старушка в таком виде производила бы приятное впечатление, а юноша скорее отталкивает, смотрит не по-доброму и явно себе на уме. У Рафаэля не так, этот портрет, наверное, из всех десятков картин самый эффектый. Но "Портрет юноши" Джорджоне все равно наиболее запоминающийся, в нем, несмотря на длинные по возрожденческой моде волосы, иы с Настей без труда опознали Дмитрия Дюжева, а безумная фея еще и своего второго мужа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment