Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Все - кончено! Все - начато!

Умер Андрей Вознесенский. С учетом его физического состояния последних лет эта весть, сама по себе печальная, одновременно воспринимается и с облегчением. Уже три года назад, когда он выходил на вечере "Триумфа" читать свои новые стихи, смотреть на Андрея Андреевича было больно, и хотя он что-то говорил в микрофон, на человеческий язык его переводил Василий Павлович Аксенов, которого, увы, тоже больше нет:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/814565.html?nc=8

Тем более удивительно, что и в таком состоянии он продолжал писать чудесные стихи.

Вознесенский - мой любимый русскоязычный поэт второй половины 20-го века, с которым он себя отождествил в позднем, классически прозрачном, с очевидными отсылами к Пастераку, стихотворении "Прощание с микрофоном":

Театр отдался балдежу.
Толпа ломает сцены.
Но я со сцены ухожу.
Я ухожу со сцены.

Я, микрофонный человек,
я вам пою век целый.
Меня зовут - Двадцатый век.
Я ухожу со сцены.
(...)
Благодарю, что жизнь дала,
И обняла со всеми,
И подсадила на крыла.
Они зовутся Время.

Но в новых снах, где ночь и Бог,
мне будет сцена снится -
как с черной точкою желток,
который станет птицей.

Вознесенский мне бесконечно ближе Бродского, если говорить о великих, а про остальных и говорить не стоит. Тем более, что в отличие от них от всех, включая и Бродского, Вознесенский одинаково велик и в своих умопомрачительных в прямом смысле слова поэмах, и в поп-лирике, в песнях, которые он писал не по молодости лет для заработка и не по соц-заказу, а будучи уже зрелым и признанным мастером. За "Миллион алых роз" и "Белый шиповник" никакому гению не было бы стыдно, но никакой другой гений ничего подобного в наше время не создал: Вознесенский жил в том веке, когда великое и популярное разошлись полярно, а сам эти полюса органично в себе совмещал. До последнего времени его стихи печатались в массовых газетах. И в этом смысле был, наверное, последним поэтом в изначальном смысле этого слова.

После того, как я впервые услышал в его собственном - через "перевод" Аксенова - исполнении стихотворение "От трех до четырех", я уже выкладывал этот текст в своем дневнике. Сегодня выкладываю снова.


В окошках свет погас,

умолкнул пустобрёх.

Пошёл мой лучший час —

от трёх до четырёх.

Стих крепок, как и чай.

Вас посещает Бог.

Шла служба при свечах

от трёх до четырёх.

Как слышно далеко!

Как будто возле нас.

Разлили молоко...

Спустили унитаз...

Очередной мосхит?

Или поёт москит?

От трёх до четырёх

наш мир не так уж плох.

Люблю я в три проснуться,

в душе — переполох,

Конфуция коснуться

и спать без задних ног.

Кабина поперёк

и Хайдеггер, дымясь

камином кочерёг,

попросвещает Вас.

Пускай Вы в жизни лох,

и размазня-пирог,

но Вы сейчас — пророк,

и смысла поперёк!

Я сам не разумел

идею, что изрек,

но милиционер

вдруг взял под козырёк.

Становимся у касс.

Обломы за отказ.

Но в небе только час,

отпущенный для нас.

Жизнь — полусонный бред.

"СТИЛНОКСА" пузырёк

прокладывает брешь

от трёх до четырёх!

Я без тебя опять.

Как мне найти предлог,

чтоб досуществовать

от четырёх до трёх?

Кто в дверь звонит? Мосгаз?

Не слушайте дурёх.

И не будите нас

от 3 до 4.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment