Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Метод Грёнхольма" Ж.Гальсерана в Театре Наций, реж. Явор Гырдев

После премьерной серии спектаклей мнения были сплошь восторженные, разве что Толстоганову поругивали. Но то ли преувеличивали, то ли она выровнялась, а может, мне просто после того, что она в "Каменном госте" Аграновича делала, у меня уже не возникло вопросов, но мне не показалось, что Толстоганова выбивается из в целом очень слаженного ансамбля, а если говорить про исполнителей, то скорее уж Игорь Гордин перебирает по части мимики и интонаций, тогда как и Чонишвили, и Толстоганова, и в особенности Максим Линников, относительно недавно переехавший в Москву из Екатеринбурга и ставший настоящим открытием этого проекта, работают на едином дыхании. Но пьеса, с другой стороны, не из числа тех, которые предлагают актерам раскрывать собственные возможности - такой материал, социальная драма с элементами сатиры и триллера, предполагает жесткую режиссуру, иначе за нее просто нет смысла браться. Гырдев вместе со своей постоянной болгарской командой в лице художника Николы Тороманова и композитора Калина Николова именно такой спектакль и поставил - без неуместной "чувствительности", строгий, при этом совсем не минималистский в духе западно-европейского театра, а подробный, с достаточно традиционной разработкой характеров каждого из действующих лиц, точно выстроенный по ритму. И тем не менее общих восторгов я в полной мере не разделяю.

В пьесе испанского автора Жозе Гальсерана Ферре, написанной еще в 2003-м и с тех пор уже поставленной в двадцати странах, соединяются две жанровые традиции европейской драматургии. С одной стороны - экзистенциальная притча, которая десятилетиями разрабатывала идею соединения в замкнутом пространстве, чаще всего в театрально-условном "потустороннем" мире, разных человеческих типажей: "За закрытой дверью" Сартра, "Трое на качелях" Лунари и т.д. вплоть до "Отеля двух миров" Шмитта и совсем уж убогого "Зала ожидания" Шапошниковой, поставленного не так давно Михаилом Горевым на той же сцене ЦИМа, где сейчас Театр Наций играет "Метод Гренхольма", сюда же можно пристегнуть и совсем свежую инсценировку Кирющенко "Наши друзья человеки" по рассказу Бернара Вербера. С другой - недавно народившая и уже готовая заполонить сцены "офисная пьеса", популярная не в одних только театральных подвалах, специализирующихся на "новой драме" (а там она занимает весьма значительное место), но в том числе и в академических театрах: "Оффис" Лаузунд идет в филиале Театра им.А.Пушкина, "Под давлением 3:1" Шиммельпфенинга - в РАМТе, не говоря уже о весьма любопытных порой, а порой и провальных попытках переформатировать в "офисный" жанр совсем иного рода материал, от сказки (чудесный спектакль "Ежик и медвежонок" Сигрид Стрем Рейбо все в том же ЦИМе) до классических опер (на этом пути удачи случаются редко, хотя потуг - пруд пруди). Ни в одной из этих традиций Гальсеран открытий не делает, просто умело и в целом удачно эксплуатирует обе. Общую концепцию он заимствует из первой (четыре персонажа, что считается в современной культуре идеально репрезентативным числом участников для любого рода проектов - см. "Прожекторперисхилтон" или "Девчата" - в замкнутом пространстве становятся объектами загадочных психологических экспериментов, организованных неведомой или, по меньшей мере, невидимой силой), сюжетно-композиционную структуру и идеологию - из второй (каждый из соискателей на высокооплачиваемую должность топ-менеджера крупной корпорации должны доказать, что именно и только он достоин этого места и этой зарплаты, для чего требуется бескомпромиссность и безжалостность к окружающим, да и к самому себе).

Трехчастная композиция пьесы выстроена по законам прямо-таки классическим. Первым приходит персонаж Чонишвили, Фэрран, затем Энрик (Игорь Гордин), последними - Мерсэ и Карлес (Толстоганова и Линников), которые якобы когда-то были знакомы еще в институте, но давно не виделись, а тут вот встретились на собеседовании. Основная часть представляет собой последовательность "заданий", которые поступают к персонажам через своеобразный "почтовый ящик": на одной из стен конференц-зала развешаны часы, показывающие время крупных городов мира, и те, на которых можно видеть местное, барселонское время, порой выдвигаются, доставляя действующим лицам конверты и сопутствующую атрибутику. Первый "раунд" - героям сообщают, что среди них находится "подсадной" менеджер по подбору персонала, и предлагают его "вычислить". Второй - один из героев, Энрик, переживший семейную драму, должен убедить других, что его не следует увольнять. Третий - ролевая игра с распределением функций посредством забавных "шапочек": тореро, клоун, политик и епископ должны сообща решить, кто из них нужнее, поскольку находятся они как будто бы в горящем самолете, а парашют всего один. Четвертый - один из персонажей, Карлес, признается, что проходит гормональную терапию и готовится к операции по перемене пола, а остальные, принимая на себя роли менеджеров по персоналу, в том числе Мерсэ, с которой у Карлеса была связь, должны решить, уволить его или оставить. Наконец, пятый - от двух "финалистов", Мэрсе и Фэррана, требуется заставить друг друга кое-что сделать либо догадаться первым, чего конкретно добивается противник. Конечно, автор разнообразит действие всевозможными отвлекающими маневрами - единственной героине-девушке звонят на мобильный и сообщают о смерти матери, а она остается, чтобы продолжить "собеседование". И надо отдать драматургу должное - реплики остроумные, а некоторые афористичные, действие не монотонное, а к третей части (разделение условное, спектакль играется два часа без антракта) он приберегает отчасти предсказуемый, но все-таки эффектный ход: настоящим "кандидатом" оказывается лишь один из участников "собеседования", причим именно Фэрран, пришедший первым. Остальные же - сотрудники фирмы-нанимателя, проверяющие его на профпригодность, а прежде всего - на стойкость и выдержку, и история со смертью матери - просто одна из их "уловок". Конкурс герой Чонишвили не прошел, потому что несмотря на весь свой натужный цинизм, а ведь он в роли "епископа" просто взял и "выпрыгнул" с парашютом, не дожидаясь коллегинального решения, оказался слишком податливым, тогда как фирме требуется человек без чувств и эмоций. Главный принцип озвучивает героиня Толстогановой: "мы искали негодяя, способного сойти за приличного человека, а не приличного человека, притворяющегося негодяем" (цитирую по памяти и не дословно, но смысл такой).

Однако здесь не только персонаж пьесы, но и ее автор обнаруживает собственную слабость. Вся психологическая сложность характеров и взаимоотношения, так аккуратно выстроенная на протяжении действия, сводится на нет, поскольку обличительная задача берет верх над аналитической. Потакает слабости драматурга и постановщика - кажущийся режиссером очень жестким, Гырдев, насколько можно судить по его фильму "Дзифт" и спектаклю "Калигула", мыслит обширно, но в одной плоскости. У него и на основе "Калигулы" Камю получился чуть ли не политический плакат (весьма броский и действенный, этого не отнять), а "Метод Гренхольма" и изначально - не "Калигула", как и Гальсеран - не Камю. Вот и художник спектакля, оборудуя сценический "офис", прозрачно намекает на суть происходящего, вешая над стеклянной дверью муляж акулы с раззявленной зубастой пастью, недвусмысленно отсылая (а в буклете этот момент еще и особо прописывается) к арт-объекту Дэмиена Херста "Физическая невозможность смерти в сознании живущего", который, в свою очередь, можно трактовать как вызов современной культуре, а можно - как конъюнктурное использование ее штампов. Так или иначе, Гальсеран с блеском использует наработанные европейской драматургией за последние лет 50-60 клише, но на новый качественный уровень не выходит, "Офиса двух миров" по аналогии со шмиттовским "Отелем..." (хотя бы) из "Метода Гренхольма" не получилось. Может, это и необязательно - пьеса и без того неплоха, спектакль, безусловно, удачный, он хорошо смотрится, суровый Бартошевич и тот одобрительно хмыкал, а пару раз и посмеялся, ни один зритель за два часа, насколько я мог заметить, из зала не вышел - чего же еще? Просто лично я рассчитывал на экзистенциальную притчу, пусть и притворяющуюся офисной пьесой, а получил еще одну офисную пьесу, имитирующую экзистенциальную притчу и спекулирующую на актуальности жанра.

Кроме того, хотя мне самому никогда в жизни не приходилось проходить конкурсные собеседования, сочинять резюме и доказывать кому-то свою работоспособность, я кое-что об этом знаю благодаря Molly00, которая, во-первых, профессиональный психолог с большим опытом работы в должности менеджера по подбору персонала, а во-вторых, в настоящее время сама ходит на собеседования в поисках нового места и совсем недавно рассказывала мне, как в этой сфере обстоят дела. По ее словам, намного жестче и вместе с тем намного проще, даже примитивнее, чем с таким драматургическим лихачеством реконструировано в пьесе Гальсерана и спектакле Гырдева - если уж судить их с с этой точки зрения (к рассмотрению с другой они, увы, мало располагают). А уж российская действительность, как водится, вносит свою специфику, само собой, абсурдно-анекдотическую. К примеру, среди объявлений о вакансиях Ольга Николаевна не так давно обнаружила следующий перечень к соискателю: верующий православный христианин, хороший семьянин, высокого роста, спортивного телосложения, без живота, фото обязательно. Соискание проводилось на должность персонального водителя для босса.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments