Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"СтарухЫ" по Д.Хармсу, "Феатр", реж. Федор Павлов-Андреевич

Я искренне обрадовался за Федора, может, даже больше, чем он сам, когда спектакль "СтарухЫ" попал в номинацию театральной премии - не так важно, что он в итоге получит, как сам факт, что на него наконец-то обратили внимание люди театра, а не только тусующаяся вокруг Феди гламурная публика, очень сама по себе милая (зачастую куда более милая, чем театральная), но совершенно чуждая тому, что Павлов-Андреевич делает в театре. К сожалению, как оказалось, преодолеть стереотипы сознания куда сложнее, чем некоторые официальные барьеры. Я как мог агитировал, что мне вообще-то несвойственно, одну знакомую критикессу, пойти на "СтарухЫ", но в ответ услышал: мол, Степанида Борисова, конечно, молодец, но и только-то, а что до Павлова-Андреевича - это так, чем бы дите не тешилось. Совершенно несправедливое не только по тону, но и по существу суждение, увы, весьма распространенное среди профессионалов театра, упорно не желающих признавать Федора за "своего". Пожалуй, отчасти это верно в том смысле, что Павлов-Андреевич, как я для себя решил еще после "Бифема", его первого театрального опыта, работает в эстетике, никак не соотносящейся с традициями русскоязычного театра, настолько вне их, что даже в конфликт с ними не вступает, а существует в какой-то параллельной плоскости. Но результаты, которых он добивается, порой значительнее любых побед признанных "профессионалов". А что касается Хармса, к которому Федор обращается с завидной настойчивостью - я не видел и не представляю себе более точного и адекватного освоения его текстов средствами театра, чем "СтарухЫ".

Спектакль я смотрел еще на одном из премьерных показов в "Мастерской":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1382109.html?mode=reply

Моя безумная фея видела его чуть позднее в помещении "Красного Октября". В своем нынешнем виде "СтарухЫ" не сильно отличаются от исходного варианта, однако в спектакле, где так много определяет сам способ его "бытования" в театральном пространстве, все-таки произошли существенные сдвиги. Может, мне показалось, но по-моему в "Мастерской" год назад "постамент", на котором сидит спеленутая по грудь Степанида Борисова, был ниже и состоял только из куба, а нижнюю его часть в виде усеченной пирамиды "нарастили" уже потом. Сам Павлов-Андреевич как партнер Борисовой по спектаклю располагался со своей "кафедрой", если я опять-таки не ошибаюсь, на задворках зрительного зала, но не совсем уж за спинами у зрителей на последнем ряду. И самое главное - в "Мастерской", как и в "Красном Октябре", публике выдавали бумажные "квиточки" с предуведомлениями о том, что аплодировать не стоит не только во время представления, но и по его окончании, спектакль завершится, когда актриса закроет лицо руками, после чего следует по возможности тихо покинуть зал. В формате, более приближенном к традиционному театральному зрелищу, эта особенность, естественно, утрачена, публика хлопает в финале (что вполне заслуженно по отношению к актрисе и режиссеру, просто стилистически неуместно), а иной раз и по ходу действия - так сказать, от избытка восторга.

Восторг, впрочем, неподдельный. Что творит своим лицом Степанида Борисова, кажется, за гранью возможностей челоческой мимики. То же можно сказать про ее интонации. Жесты, напротив, скупы - но необыкновенно точны. Вообще в спектакле нет ни одного случайного элемента ("насколько неслучайным может быть абсурд" - остроумно заметила после представления Влада Куприна): о простыне, в которую завернута актриса, говорится в исходном тексте - герой заворачиваетв простыную тело старухи; как и про руки, которые особым образом "работают" в спектакле на уровне скупых, условных, символических жестов - герой-рассказчик упоминает о сне, где он видел, как одна его рука превратилась в нож, а другая в вилку; и т.д. При этом хотя даже сам Павлов-Андреевич обозначает жанр "СтарухЫ" как "перформанс", это в полном смысле драматический спектакль, с очень четко выстроенной внутренней драматургией, безупречный по ритму, не говоря уже про визуальное решение. Это тот редкий случай, когда театральную постановку невозможно перенести на видеоноситель - и совсем не из-за пресловутой эфемерной "атмосферы", но по причинам абсолютно объективным: ты не простро смотришь вперед, на сцену, ты находишься на перекрестке двух голосов, принадлежащих номинально одному рассказчику, внутри искуственно созданного стереоэффекта, как бы внутри его сознания, вне которого этот спектакль не воспринимается.

Борисова в Москве бывает не так часто, будут ли еще играть "СтарухЫ" - неизвестно, но после второго раза мне еще больше захотелось посмотреть спектакль снова.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments