Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Трамвай Желание" Т.Уильямса, "Коляда-театр", реж. Николай Коляда

Всегда хотел увидеть Бланш такой: не претенциозной фифочкой, как обычно ее играют, а дебелой потасканной теткой, свалившеся на голову к ни в чем не повинной родне - не потому, что я сам ее так представляю, просто интересно было, что может получиться, если взглянуть на конфликт пьесы с "изнаночной" стороны, с позиций Стеллы и Стенли. Но Коляда и Стенли со Стеллой не оправдывает. У него Ковальски ведет себя совсем уж как животное, не контролируя себя ни в чем - произносит имя героини как Блянш, делая акцент на первое "бля",
запросто засовывает руки к себе в трусы, потом не смущаясь гостьи нюхает пальцы, а с самой Бланш, чуть попривыкнув и вовсе обходится так: плюет на спину, потом слизывает слюну. Этот момент многие отметили, но вообще слюны в спектакле Коляды много - плюются постоянно, даже Митч, наиболее приличный из всех персонажей, плюет в ладонь и тушит в плевке сигарету. Дом Ковальски заполнен покалеченными куклами-пупсами - с оторванными руками, головами: аллегория вполне прозрачная. С символикой американской государственности сложнее - я не совсем понимаю, действительно ли Коляда хотел, наряжая всех действующих лиц в одинаковые трусики-боксеры цветов национального флага США, показать, что американцы - уроды и дикари, воспользовавшись репликой Стэнли про самую великую страну, если да - то он сам урод и дикарь, если нет - тогда остается открытым вопрос, для чего ему это понадобилось. Тем более, что далеко не все артисты его труппы в этой, с позволения сказать, "униформе" выглядят достойно. Драматические эпизоды у Коляды, как водится, перебиваются пластическими интермедиями, порой в духе клоунады: то появляется юродивый в боевом наряде индейского вождя, продающий "цветочки для умерших", то вся толпа принимается прыгать на месте под ритмичную музыку с характерными громкими выдохами, то отдельные ее представители разыгрывают поверх сюжета некие не всегда внятные сценки. К примеру, парный мужской стриптиз вокруг пирамиды из стульев, у одного из участников которого пузо из трусов вываливается чуть ли не до колен, а у другого все тело в жутких фурункулах.

Поскольку Николай Коляда завел странную привычку писать в ответ на мои записи о его спектаклях всякие гадости в комментарии, а потом сразу эти комментарии удалять, чтобы никто кроме меня, уже в почте, их прочитать не мог, предположу его возможную реакцию заранее: мол, мы тут кровью сердца играем трагедию, а этот недоумок видит только животы и прыщи. Не оправдываясь, предупрежу, что вижу не только животы и прыщи, я вижу достаточно внятную историю про то, что "трудно ангелом быть в аду", что даже Бланш при ее образе жизни не может так уж сильно возвышаться над сестрой и ее мужем, коль скоро дышит одним с ними воздухом, а то и еще более гнилостным. Другое дело, что Уильямс все-таки писал именно про "орфеев в аду", про "падших ангелов" - всю свою жизнь только об этом, в разных вариациях, но, положим, спектакль - произведение режиссера, а не автора. Но вижу я и то, что грубость актеры Коляды играют слишком грубо, а уродство в его постановках выглядит чересчур уродливо. Грубость и уродство тогда становятся эстетическими категориями, когда показаны со стороны, тонко и аккуратно (что совсем не отменяет ни возможного физиологизма, ни гротеска - взять хотя бы "Грозу" Льва Эренбурга!). А видеть только замысел, не замечая физических недостатков актеров, не обращая внимания на то, как Ирина Ермолова в роли Бланш постоянно кричит, срывая голос, и путается в тексте, как Олег Ягодин из последних сил пытается преодолеть себя, чтобы сыграть домашнего тирана-фашиста и с какой фальшью он это делает - у меня, увы, не получается.

Единственный актер, показавшийся мне в "Трамвае "Желание" до конца убедительным - Олег Билик в роли Митча, вроде бы персонаж недалеко от Стенли ушел, а получился трогательным и по-своему глубоким. С концепцией мне, впрочем, тоже не все понятно. Одно дело - социальные условия, которые Коляду интересовали изначально и как драматурга в первую очередь. Другое - политические обобщения. Музыкальный антураж из песен "Лили Марлен" и "Девушка моей мечты", как и образ Стенли, напоминающий коричневорубашечников, с зализанной (опять-таки слюнями, между прочим) прической под Геббельса - это намек на фашизм? Но тогда это уже совсем другая какая-то история, от "Трамвая "Желания", пьесы про то, что желание, любовь противостоит смерти, бесконечно далекая.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments