Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

в будущем, которого нет: "У нас все хорошо" Д.Масловски, Театр "TR Варшава", реж. Гжегож Яжина

Есть "новая драма" как интернациональное движение, есть в нем отдельные хорошие пьесы, и есть - для меня, теперь - Дорота Масловска и эта ее восхитительная вещь в превосходной постановкеГжегожа Ежины, еще одного ученика Кристиана Люпы.

И ведь вроде бы автор ничего не изобрела, более того, по структуре и языку (с поправкой на то, что пьесу я глазами не читал, а спектакль смотрел, естественно, в переводе) "У нас все хорошо" очень сильно напомнила мне "Мою Москву" Валерия Печейкина: распад языка, мотив постоянно продолжающейся войны за пределами частной квартиры, очевидные параллели с "Лысой певицей" и "Бредом вдвоем" Ионеско, даже трехчастная "сонатная" форма - совпадения, ей-богу, поразительные:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1553994.html?nc=13

Однако же при всей моей человеческой симпатии к Валерию до "У нас все хорошо" ему куда-как далеко. Дело не в том, какие формальные приемы используют Масловска и Ежина, а в том, насколько они у них оправданны и логически увязаны. Поначалу кажется, что "У нас все хорошо" - обычная средне-европейская "социальная" пьеса о проблемах бедняков при капитализме: три поколения женщин одной семьи и их знакомые живут в маленькой квартире (у девушки - "своя комната, которой нет"), питаются "какашками в уксусе" и читают журнал о хорошей жизни "Не для тебя", а тень "автора", озвучивающего вслух ремарки, маячит за подсвеченным экраном. Но план меняется, и на сцену из-за экрана выходит сам автор - его герои ему надоели, не дают рассказать о более интересном: фильме "Конь, который ездил верхом", в высшей степени прогрессивном произведении, призванном привлечь внимание к обездоленным жертвам капиталистической глобализации - семейка же из первых сцен превращается в зрителей, но активно комментирующих действие и вмешивающихся в него.

При капитализме действительно не всем легко - но, в отличие от западно-европейских идиотов-интеллигентов типа Яна Фабра, поляки, даже молодые, хорошо знают, каково живется при социализме. Поэтому сатира на капитализм в "У нас все хорошо" невозможна без сатиры на эту сатиру, как сатира на национализм невозможна без сатиры на космополитизм. Масловска и Ежина в равной степени высмеивают обывателей - и "прогрессивных" деятелей культуры, спекулирующих на своей "прогрессивности", а также и потребителей этой "прогрессивной" культуры. В спектакле есть замечательный образ кинозрительницы, которая на показе фильма "Конь, который ездил верхом", так расчувствовалась, что замочила... трусики, настолько ее тронула, что "где-то живется еще хуже". А у режиссера на подходе уже новый фильм, не такой "жесткий" - про китайского мальчика Фэн Шуй, работающего по 32 часа в сутки на огромную корпорацию в страхе, что 15 миллионов других китайских мальчиков мечтают занять его место.

Пьеса остроумнейшая, уморительно смешная, и - признак по-настоящему качественной драматургии - запоминается не только общей концепцией, но и отдельными фразами-репликами: "В будущем, которого нет, мне должны повысить зарплату"; "Завтра вставать раньше, чем ложиться"; "сестра играет с рыбными скелетами, завернутыми в национальный флаг", "политические узники в России протирают воздух от выхлопных газов" и т.д. Отдельные находки приводят в восторг: когда толстая подруга, сама себя называющая "жирной свиньей", потому что так ей объяснили журналы и ТВ, приходит к женщинам в гости, "уровень предметов в комнате поднимается на 40 см"! Отдельные моменты вне польского контекста прочитываются совершенно иначе, но, может, еще с большим эффектом. К примеру, Масловска, когда ее персонажи говорят про "премьер-министра, которого не отличить от президента", очевидно имеет в виду близнецов Качиньских (из чего следует, что пьеса написана несколько лет назад), но русскоязычная аудитория в Москве, само собой, воспринимает это замечание в совсем ином ключе, но не с меньшим энтузиазмом.

Как пьеса решена режиссерски - тоже можно в эпитетах превосходных степеней описывать, хотя приемы, как в случае с драматургической основой, простые, обычные: видеоинсталляция, анимация, фронтальные мизансцены - то, что характерно для спектакля-читки по "новым драмам", но единственный случай, когда формальные ходы оправданны еще и сюжетно: пьеса развивается в двух планах, по разные стороны экрана, и эти планы подменяют друг друга и взаимно друг в друга проникают.

Но при том, что спектакль безумно смешной, в нем есть нота по-настоящему жесткая, и она здесь и есть "тоника" всей драматургической партитуры. Пьеса практически начинается с диалога бабушки и внучки: "Я помню день, когда началась война"-"Что началось?" И далее через всю пьесу проходят реплики типа "Когда опять начнется Вторая мировая...", что ближе к финалу находит свое объяснение в выступлении "автора": бабушка погибла при бомбежке, ее дочь и внучка так никогда и не родились. В финале бабушка с внучкой в одинаковых платьицах и почти одинаковых париках, только у старухи седой, выходят к авансцене, держась за руки. Таким образом не только художественное пространство, но и художественное время пьесы - двуплановое, виртуальное и реальное подменяются и отождествляются, война была и война будет - в Польше, истерзанной нацистами и русскими, это чувствуют острее, чем где-либо.

Существует ли опубликованный перевод пьесы "У нас все хорошо"? Я бы хотел иметь текст под рукой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments