Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Аnother sleepy dusty delta day" реж. Ян Фабр в центре "На Страстном"

Монологи самоубийц - модный тренд современной европейской драматургии. В тех редких случаях, когда их авторы и в самом деле совершают самоубийство, поставив точку в пьесе, они, возможно, даже имеют некоторую ценность, но это явно не случай Фабра. Уже на "Оргии толерантности" было ясно, что основы основ сегодняшней Европы он ненавидит совсем не так сильно, как пытается показать:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1579984.html?nc=1

От "Оргии толерантности", впрочем, "Аnother sleepy dusty delta day" выгодно отличается некоторыми обстоятельствами, такими как продолжительность - почти в два раза короче - и отсутствием на сцене явного телеснго уродства - на девушку-актрису, по крайней мере, смотреть не так противно, как на участников пресловутой "Оргии..."

До начала действа девушка долго сидит в кресле-качалке на правом краю авансцены, затем переходит к микрофону на левой и начинает свой монолог: разворачивает истертый по сгибам листок бумаги и читает послание самоубийцы. На протяжении часа она, пряча листок то в декольте, то в трусики, перемежает чтение танцем и пением посреди кучек каменного угля, по которым проложены рельсы игрушечной железной дороги и бегают паровозики на батарейках (кресло, между прочим, тоже качается с помощью специального маленького устройства, приделанного к нему сзади), а над всем этим великолепием развешаны клетки с канарейками, живыми, кроме одной - той, которую актриса бьет молотком по голове, но остальным тоже достается, их клетки в какой-то момент раскачиваются, как маятники.

Понятно, что на игрушечных паровозиках далеко не уедешь, да еще с откровенно графоманским псевдо-метафорическим текстом про неприятие гнусной и бесчеловечной капиталистической системы, вынуждающее всякую мысляющую личность сигануть с моста, поэтому актриса старается разнообразить свое поведение на сцене обычными для контемпорари данс конвульсиями с катанием по полу, она так же переносит горстями уголь из одной кучки в другую, а еще, ближе к финалу, обнажается топлес и вымазывает себя угольной пылью - то ли демонстрируя, сколь тяжек труд горняков, то ли в знак солидарности с эксплуатируемыми белой капиталистической мразью трудящимися стран третьего мира. Есть, правда, находки и поинтереснее - например, когда исполнительница кладет на игрушечные рельсы голову и открывает рот, куда едва не заезжает паровозик, или таким же манером раздвигает перед ним ноги (кстати, а депиляция для антиглобалистов - это дурной тон, да?). Дойдя в своем неприятии разлагающегося западного мира до точки она, разгоряченная переноской угля из одной кучи в другую, охлаждает себя пивной бутылкой, которую засовывает в трусы, поливая из нее груду угля и приговаривая: "Это - Бельгия!"

Как и случае с "Добровольно-принудительно" Рубена Остлунда, где в знак протеста против европейского уклада жизни герой засовывает себе национальный флаг в задницу, спектакль Фабра может порадовать именно российскую публику тем, что, мол, в России за такое судят, а в Европе это можно и даже приветствуется. Чему тут можно радоваться, особенно нам, ума не приложу, но суть в другом. С той абсолютной свободой при мощной финансовой поддержке, какую имеют европейские режиссеры, большинству из них попросту нечего делать, она вызывает у них растерянность: свежие мысли в голову не приходят, сильных эмоций они не испытывают... Остается демонстрировать свой "нон-конформизм", свое "несогласие", благо это ничем не грозит и приносит дивиденды как пиаровские, так и материальные, мало того, так еще и вопрос художественного качество выводит за скобки, ведь высказывание получается не чисто художественным, а в первую очередь социальным. Эпатаж этот давно уже никого не эпатирует, измазанная углем полуголая тетка не идет ни в какое сравнение с Сергеем Медведевым, на котором в недавнем перформансе Кирилла Серебренникова на малой сцене Художественного театра вообще ничего, кроме белой глины, не было, а ведь там еще и тексты звучали получше, Хайнера Мюллера как никак. Фабру же и его актрисе после того, как песенка про самоубийства спета раза четыре, капитализм проклят раз двадцать, девушка вся в угле измазалась и батарейки у паровозиков разрядились, не остается ничего другого, как провозгласить, что несмотря ни на что они верят в любовь.

Зато паровозики мне по-настоящему понравились - всегда хотел такую железную дорогу, но увы, не в пример по-прежнему загнивающей капиталистической Европе, в моем счастливом советском детстве достать такую без блата было невозможно. И еще птичку, хоть она и игрушечная тоже, жалко - за что ее бутылкой-то по голове? Или она не поняла бы по-другому, что при капитализме жить нельзя?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment