Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

Сарьян, Дейнека, Шевченко в ГТГ на Крымском валу

Не в пример прошлому разу пришел как нельзя вовремя: Шевченко и Дейнека уже открылись, а Сарьян еще дорабатывал последние дни. Выставка Сарьяна, впрочем, довольно скромная - два зала, вещи исключительно из собрания ГТГ, хотя здесь, конечно, выволокли многое из запасников, в постоянной экспозиции Сарьяна мало. К тому же я главные его картины знаю очень хорошо, пускай и по репродукциям - у меня в детстве был большой набор открыток, посвященный Сарьяну. Все равно - хорошая выставка, яркая во всех смыслах. У Сарьяна колорит - не здешний, а свой, армянский, закавказский, и даже "Осенние цветы и фрукты" (1939) или "Октябрьский пейзаж" (1953) брызжут невероятными красками, а уж "Ереванские цветы" (1957) - определенно самые цветастые цветы в мире. Не так уж много, кстати, ранних, до 1917 года написанных полотен - хотя есть, конечно, и константинопольские, и египетские пейзажи, и знаменитая "Голова девушки" (1912). Немногочисленны и портреты - хотя выставлена карандашная Ахматова (1946), Хачатурян (1944), акварельный Мордвинов (1939), живописные Е.К.Ливанова (1947) и доктор Линде (1956). Всего парочка эскизов театральных костюмов, в том числе к "Принцессе Турандот" (1921). Два автопортрета. Немного "соцреализма", умеренного и без изуверства, вроде "Постройки народного дома" (1930) или скромного по технике рисунка "Социалистическое строительство Армении" (1923). И необыкновенно трогательныая "Моя семья" (1929).

Шевченко узнаваем не менее, чем Сарьян, но несмотря на присутствие во всех хрестоматиях и постоянной экспозиции ГТГ почему-то меньше известен. Впрочем, понятно, почему. Как мне казалось и раньше, а монографическая выставка убедила меня в этом окончательно, основной жанр живописи Шевченко - натюрморт, и любой сюжет он решает так или иначе, в большей или меньше степени через него, будь то сезаннообразные пейзажи разных периодов творчества, бесконечные "мирные дети труда" - прачки, мраморщики, еврей-пекарь и, конечно, артисты, или масштабные полотна с уклоном в "соцреализм" - даже если речь идет о каких-нибудь "Колхозницах в ожидании поезда" (1933) или "Сборе мандаринов", то его интересуют в первую очередь мандарины или фрукты, которые везут куда-то колхозницы, а уже потом роль компартии в освобождении женщины Востока (упомянутые картины написаны на материале поездок в Дагестан, Абхазию и т.д.). Впрочем, выставка все-таки показывает творчество Шевченко во всем его многообразии. Начиная с таких замечательных ранних вещей, как "Спящий мальчик" и "Дамы на бульваре" (то и другое - 1911). Ранний Шевченко увлечен одновременно Сезаном и Пиросмани, что очень заметно, особенно в портретах. "Потрет женщины в красном" (1913) - изображение первой жены Надежды, вскоре умершей от туберкулеза. Но люди на потретах Шевченко оживают, и то, кажется, ненадолго, лишь в первой половине 1920-х годов: "Блондинка" (1924), "Портрет свояченницы" (1923), "Портрет жены в коричневой шубе" (1924) - Шевченко женился на сестре своей покойной супруги, Лидии - а также необычайно выразительный в своей суровости "Шкипер" (1923). Но и на портретах находится место неизменным фруктам. Вопреки установкам 1930-х годов на полотнах Шевченко, в том числе масштабных и по содержанию вполне официозным, не передается ощущение всеобщего ликования, скорее наоборот, оптимизма тут еще меньше, чем в ранних, темно-серых пейзажах середины 1910-х со старыми фабриками и дворниками: два варианта "Демонстрации" (1929) - с непрописанной серой толпой в нижней части полотна, посвеченными красным многоэтажками на фоне и с оголенным, трепещущим ветвями на ветру одиноким деревом в центре; "Праздничный вечер в парке" (1936) - с поссорившейся парочкой на переднем плане. Есть, конечно, и графический "проект Дома Советов", в том числе в разрезе (1920) - эта серия скромно разместилась над лестницей со второго этажа на первый; и сатира на "загнивающий Запад" - "У них" (1933), выполненная в живописной технике карикатура на Германию, где в кабаре танцует благопристойная пара в левой части полотна, а в правой ребенок рыдает над телом женщины, и свастики, и надписи "Хайль" - эта вещица, кстати, в последний раз выставлялась тогда же, в 1933-м, на персональной выставке Шевченко, закрытой через 10 дней после открытия; и, с другой стороны, такие запоздалые приветы кубизму 1910-х годов, как знаменитый "Джаз" (1935). Отдельной темой проходит армия, причем возникает она задолго до того, как Шевченко сам оказался на войне и был ранен - "Утро в лагере" (1911), а позднее уже и "Автопортрет с лошадью", в армейской куртке (1916). Лучшие работы, между прочим, на этой выставки взяты из питерского Русского музея.

Персональная выставка Дейнеке здесь же, на Крымском валу, проходила не далее как год назад, но там была только графика из собрания Курского музея его имени:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1455609.html?nc=6

Нынешняя, юбилейная, конечно, более полная и масштабная, озаглавленная "Работать, строить и не ныть". Название взято с плаката Дейнеки и в полной версии заканчивается словами: "Атлетом можешь ты не быть, но физкультурником обязан", и это гораздо более точно отражает суть творчества художника с его культом физически крепкого молодого тела, как женского, так и мужского. Мускулистые парни в трусах гоняют мяч на полотне "Футбол" (1924), в трусах и майках, а то и в одних трусах бегут участники "Эстафеты" (1947) - и т.д., баскетболисты, борцы, разве что лыжники у Дайнеки изображены полностью одетыми, но иначе было бы уж совсем странно. Это касается и женских ню, особенно характерна в этом смысле "Лежащая с мячом" (1954) - девушка изображена в позе немыслимо неудобно, зато дана в динамике, и не просто так, а как бы в процессе спортивной подготовки. С юношами подобных картин, конечно, много больше. Хрестоматийно знаменитые "Будущие летчики" (1938), где три голых мальчика наблюдают, сидя на набережной, за самолетами в небе, запечатленный в полете-падении "Вратарь" (1934), "Футболист" (1932), пинающий мяч на фоне колокольни с отбитым крестом, мозаика "Хорошее утро", картина "Крымские пионер" и т.п. Персонажи полотен Дейнеки наблюдают за пролетающими самолетами непременно в полу- или совсем обнаженном виде. Но в отличие от мальчиков на эскизах Александра Иванова или полотнах Кузьмы Петрова-Водкина, здесь нет и намека на гомосексуальность. Живописный гимн физическому здоровью и молодости у Дейнеки связан с типичными для тоталитарного искусства языческими в основе своей представлениями, характерными сколь для советской живописи и кино прежде всего 30-50-х годов, так и для нацистской, да и сегодняшним православным малярам не чуждыми. На той же "Обороте Севастополя" советские солдаты выглядят практически как спортсмены 30-х годов, только почему-то с винтовками вместо мячей. Да взять хотя бы "Автопортрет" 1948 г., в коротких шортах и халате нараспашку, демонстрирующий мускулистый торс уже немолодого, в общем-то, автора.

1920-е годы были подробно представлены на предыдущей выставке Дейнеки и здесь карикатуры, выполненные для "Безбожника у станка" и тому подобных изданий, занимают место скорее ради галочки, хотя есть такие любопытные вещи, как сатирическая зарисовка "Вечер писателей в доме им. Герцена", где писательский быт показан не с самой приглядной стороны. Присутствуют и картины тяжелой жизни при капитализме ("Юноша-негр") или милитаристкая заказуха ("Сбитый ас", "Оборона Севастополя", известные по вклейкам в школьные учебники), не говоря уже о стыдливо запрятанном на изнанку пандуса полотне "Ленин с детьми на прогулке", где Ильич в окружении малолеток катится посреди благостного среднерусского пейзажа, подсвеченного солнцем, в открытом автомобиле. Инсталляция "Сутки страны советов", где представлены эскизы 33 мозаик для станции метро "Маяковская". Инсталляция крайне неудачная - сама огромная, а эскизы мелкие - зато мозаики замечательные, к тому же не все из них оказались воплощены в жизнь, некоторые остались лишь в проекте.Монументальные полотна на темы исторические ("Никитка - первый русский летун") или мифологические ("Амазонки") в сущности соответствуют основной тематической направленности - культу сильного тела.

Но есть и довольно неожиданные предметы. Совсем ранний, серовского типа "Мальчик в кепке" (1914). Женский портрет в русле авангардистских исканий 1920-х годов. Неброские курские пейзажи. Неформальный, трогательный "Автопортрет в панаме" 1920-х гг.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments