Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Макс" реж. Менно Мейес, 2002

- Если искусство как объект мертво, почему все такое дорогое?
- Иначе никто бы не покупал.

Вымышленный эпизод из жизни реального исторического лица - излюбленный сюжет современной литературы, кино, театра, причем как популярных, так и интеллектуальных", "высоколобых" жанров. Произведения такого рода, где главным действующим лицом выступает Адольф Гитлер - отдельная статья дохода. Мне доводилось читать рассказик, где женщине помогали при тяжелых родах сохранить болезненного, почти обреченного младенца, который впоследствии превратился в фюрера. В "Максе" Гитлер появляется уже отставным капралом, до поры убежденным, что он - выдающийся художник. Но столкновение с евреем-галеристом Максом Ротманом рушит его амбиции, а это, в свою очередь, превращает его в того Гитлера, который остался в истории. Но в этом аспекте "Макс" - кино достаточно банальное, таких картин много, многие мотивы здесь разработаны не слишком глубоко, поданы плоско, прямолинейно, нацизм по привычке сводится к антисемитизму, хотя под гитлеровской риторикой о "вечных ценностях", "преемственности поколений", "благородстве и достоинстве" подписался бы и сегодня любой мракобес, в особенности православный. Интересен фильм по-настоящему, во-первых, конечно, актерскими работами, причем именно образом Гитлера (Ноа Тейлор играет человека некрасивого, но не убогого, невзрачного, но не ничтожного, а главное, колеблющегося, влекомого в разные стороны разными силами, увлечениями, интересами), хотя, конечно, Джон Кюсак в роли вымышленного галериста Макса тоже по-своему интересен.
"Будьте таким же нервным, расскажите, что вы неизвестный солдат, вернувшийся с войны, чтобы терзать нас своей кистью" - наставляет Ротман Гитлера, а тот мечтает о выставке и готов ради нее на убийство. А во-вторых, до сих пор неоднозначным даже на уровне постановки проблемы вопросом о политической роли искусства, о влиянии, в частности, живописи, на глобальную историю и на судьбы конкретных людей. Ротман мечтал быть художником, но потерял на войне руку и занялся торговлей искусством. Гитлер тоже мечтал быть художником. И кстати, они с Ротманом вместе воевали на Ипре. В кайзеровской армии служило до 100 000 немецких евреев, из них 40 000 - добровольно. Они и после войны поначалу занимаются одним делом - выставки, перформансы, художественное творчество. Один из таких "художественных актов" в фильме показан подробно и очень интересно - мясорубка как метафора, отрубленная рука, размахивающая кистью в воздухе. Но и Гитлер до тех пор, пока провозглашает свои идеи (хотя они даже и не "свои", ему их подбрасывают "доброжелатели" из потерпевшей поражение армии) в формах "художественного высказывания", выглядит обычным радикалом от искусства, каких в 1910-1920-е годы было много и некоторые из которых сегодня канонизированы как "классики авангарда". Гитлер тоже называет себя представителем "нового авангарда", а Макс причисляет его к "интуитивным футуристам". Но когда для Гитлера политика становится его искусством - это уже другое дело. А ведь по форме ничего не меняется, меняется только точка приложения усилий и конечная их цель, тогда как приемы и методы - те же самые. И учится им Гитлер, естественно, у более умелых коллег-евреев. Вдохновленные выступлением Гитлера вояки проламывают еврею-галеристу голову на улице. Кровь растекается по снегу красным пятном, как на полотнах футуристов. "Макс" в этом смысле - картина более сложная, чем может показаться поначалу. Примитивная в своей фундаментальной идеологии, она ставит множество интересных и по сей день актуальных проблем, которые и в более художественно значительных фильмах не поднимаются.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments