Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Севильский цирюльник" Дж.Россини в Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, реж. А.Титель

На два премьерных спектакля никак не попадал, были другие дела, а на третий меня идти отговаривали, мол, не самый удачный состав. Не знаю, каков Фигаро в других составах, но Дмитрий Зуев был если не по вокалу, то по актерскому попаданию в образ близок к идеалу, да и пел совсем неплохо, а главное - в точном соответствии с режиссерским решением спектакля в целом. Эстетика итальянского неореализма сегодня в мировом музыкальном театре стала общим местом - но все-таки при подходе к прежде всего к собственно итальянским операм, в смысле - на итальянском материале созданным. Как, например, "Сельская честь", которую ставила Лилиана Кавани. "Севильский цирюльник" же, хоть и написан итальянским композитором на итальянском языке, но в основе - французская комедия, действие которой происходит в Испании, пусть и условной. Титель же переносит события пьесы Бомарше и оперы Россини в Италию, но не современную Россини и не сегодняшнюю, а середины 20 века - то есть приближает ее как раз к периоду расцвета неореализма в послевоенном итальянском кино.
Сценография соответствующая - стены, лестницы, балконы, все довольно скромно, но по-своему красиво. Снег падает, на заднем плане маячит целая стоянка, заполненная мотороллерами. Колесный транспорт в спектакле вообще если не роль особую играет, то во всяком случае занимает в буквальном смысле немало места и бросается в глаза - Фигаро в пролетарской беретке и майке-алкоголичке водит раздолбанный грузовичок, и даже на балконе в доме, где живут Бартоло с Розиной, стоит красный мотоцикл. Вырастает и значение массовки, второстепенных безымянных, не имеющих даже миниальных вокальных партий персонажей - то есть артистов миманса. За тем, что происходит между Бартоло, его воспитанницей и ее ухажерм постоянно наблюдают соседи - пожилая супружеская пара, неопределенного возраста парень, безостановочного поедающий макароны, стайка хулиганистых мальчишек. Титель любит занимать в своих спектаклях детей, справедливо полагая этот прием простым и эффективным, но его универсальность он, по-моему, все же преувеличивает - если в "Кармен" присутствие детей предусмотрено партитурой и либретто, а в "Евгения Онегина" дворовый мальчик забегает со страниц пушкинского первоисточника, то в "Севильском цирюльнике" режиссер развел детский сад на пустом месте и слегка перегнул палку. В финале второй картины мальчишки играют с гранатой, в результате чего гремит взрыв и из пролома в стене вываливается пожиратель спагетти в одних трусах - впрочем, этот эпизод выстроен в лучших традициях россиниевской буффонады, помимо взрыва капитан стражников еще и стреляет в воздух, отчего на стражу падает бельевая веревка с тряпьем. Но во втором действии служанка Берта поет свою арию, разливая детям суп, а в момент, когда появляется малыш с горшком, благодарная публика в умилении приветствует его не по заслугам бурными овациями, полностью заглушая солистку - а между тем это один из самых интересных номеров оперы.

Художественно-постановочная концепция если и не во всем драматургически убедительна, то во всяком случае, изобилует симпатичными находками по мелочам, касающимися тех или иных действующих лиц. Розина в юбке, пуловере, с рюкзачком и при очках, с прической-"хвостиком", выглядит как студентка, готовая и без посторонней помощи побороться за свои женские права. Базилио, наоборот, комичен в своей мелочности - помимо платы за сомнительные услуги он не прочь и чайную чашку на память прихватить. Откровенно слабый вокал продемонстрировал только Сергей Балашов - вероятно, о нем и шла речь, когда меня предупреждали насчет "не того состава", потому что на Альмавиву в театр зазвали работающего больше по Европе Алексея Кудрю. Но наиболее спорной мне показалась работа дирижера - при всем уважении к Вольфу Горелику, я не вижу необходимости ради чисто формальных темповых контрастов так загонять быстрые эпизоды и затягивать медленные, в связи чем опера звучит местами невнятно, местами, что для Россини просто убийственно, занудно. Но общее впечатление от спектакля - более ровное, чем от также стилизованного под кино (только не итальянское 1940-50-х, а американское 1920-30-х) и придуманного, может, в целом поинтереснее, но нескладного "Цирюльника" Элайджи Мошински в "Новой опере" двухлетней давности:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1252282.html?nc=1
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments