Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

раба нелюбви: "Хорошенькая" С.Найденова на Другой сцене "Современника", реж. Екатерина Половцева

Всегда печально, когда замечательная пьеса оказывается загублена бездарной режиссурой. Но попытка интересным, талантливым режиссерским решением вдохнуть жизнь в бездарную пьесу - зрелище если не более грустное, то уж точно более странное. Полагаю, пьесы для постановки выбирают все-таки сами режиссеры, и тем более удивительно, что репертуар "Современника" с такой настойчивостью пополняется за счет откровенного трэша, да еще из затхлых подвалов. Найденов - современник Сумбатова-Южина, которого только что бесславно и неудачно реанимировал на основной сцене "Современника" Каменькович. Но если Сумбатов-Южин как драматург в принципе ничего не стоит, то Найденов все-таки остался в театральном обиходе одной пьесой - "Дети Ванюшина", которая всегда была актино востребована театральной практикой. Однако автора одной пьесы и следовало бы числить таковым. Что из себя представляет "Хорошенькая" в виде печатного текста, я не знаю и не в курсе, переиздавалась ли она за последние сто лет хотя бы в сборниках. По спектаклю судя, это сильно облегченная версия "Бешеных денег" Островского, очищенная как от социальной сатиры, так и вообще от всего, что делает пьесу пригодной к постановке, являющую собой примитивную мелодраму о провинциальной дурочке Саше, которая, оказавшись на водно-грязевом курорте, возомнила себя романтической героиней, решила под влиянием злонамеренных женщин и коварных мужчин уйти от мужа, а в результате пошла по рукам.

Я не видел спектакль Половцевой в рамках проекта "Опыты", что вдвойне непростительно, поскольку там играл мой любимый актер "Современника" Евгений Павлов. Глядя на "Хорошенькую", про Половцеву хочется сказать словами, заимствованными из заглавия другой, куда более известной пьесы: "сотворившая чудо". Нет, чудес, наверное, все-таки не бывает, на сцене "Современника" уж точно, даже на Другой, но режиссер действительно совершила невозможное: из пьесы автора, которому и до Островского-то далеко, она вытянула... ну практически Чехова! Чего ей это стоило - отдельный разговор, учитывая, что труппа "Современника" к тому не слишком располагает - по счастью, весь "отстой" собрался в "Джентльмене" Каменьковича (Александрова, Смольянинов, Хаматов, Дроздова, Козелькова и т.д.), а в "Хорошенькой" заняты актеры, может, и не выдающиеся, но хотя бы приличные, начиная с Клавдии Коршуновой. Про нее в главной роли можно так и сказать - "хорошенькая", не больше и не меньше. Простушка из Моршанска как есть, хотела большей и чистой любви, а оказалась "в номерах". Никиту Ефремова я видел в дипломных спектаклях Школы-студии МХАТ, но, скажем, в "Горе от ума" Рыжакова, где он играл Чацкого, впечатление зрелого артиста он еще не производил (в целом спектакль был придуман очень-очень интересно, я ходил на него два раза), а в "Хорошенькой" - производит. Играет он здесь сомнительных творческих и человеческих достоинств поэта Костю, повесу, соблазнителя, циника - играет настолько глубоко, насколько позволяет плоский драматургический материал с поправкой на режиссерскую изобретательность. В роли обманутого мужа выступает Сергей Гирин, его Егор Егорович - "маковецкий" типаж, считает себя умным, хотя, говоря словами чеховской героини, скорее "самый добрый, но не самый умный". "Такой пародии на человека принадлежит лучшая в этом сезоне женщина" - чисто практически рассуждают записные курортные донжуаны. Главной темой спектакля мне показалось как раз то, что Егор Егорович не любит жену, во всяком случае, не любит ее с той страстью, которую она сама принимает за любовь. Да и она, после того как он примчался на зов последнего из бросающих Сашу любовников за блудной женой, любви к нему не чувствует, едва ли - благодарность. Они сидят в финале рядом, но не вместе, друг другу - такие чужие и такие, видимо, все же необходимые, поскольку у нее кроме него, а у него кроме нее на свете все равно никого больше нет. Но в сравнении с прочими, заинтересованными только в одном - в животном обладании телом Саши, муж, конечно - настоящий романтический герой. Про остальных она, почти как Елена Соловей в "Рабе любви", так и говорит: "вы звери", "вы все собаки".

Такой финал и по сути, и по тому, как выстроена мизансцена, напомнил мне "Даму с собачкой" Гинкаса. Ассоциация возникла, возможно, еще и потому, что на дощатом подиуме-помосте, который представляет собой "почву" для описанного в пьесе "водяного общества", то и дело появляется "дама с собачкой" - героиня Елены Плаксиной, она "водит" на проволоке плюшевого песика и зачитывает отрывки из повести Чехова в карманном издании - но этот чеховский мотив (кстати, "Раба любви" драматургически тоже построена как вариация на темы Чехова) вводится в основной сюжет без нажима, тонко, в тех же акварельных тонах, в каких выдержана постановка в целом. Вообще если и можно говорить о том, что режиссура Половцевой до некоторой степени вторична и подражательна, то уж во всяком случае ориентирована она на самые лучшие образцы - помимо Гинкаса и, конечно, Женовача, ученицей которого Половцева является, следует вспомнить еще и Фоменко, с театральной эстетикой которого "Хорошенькая" находится в очевидном и продуктивном диалоге. Не припомню вот только, в каком еще спектакле использовался тот же музыкальный лейтмотив, что и в "Хорошенькой" - романс "Зачем, зачем, любить, зачем, зачем страдать?..." - у Фоменко ли, еще где? Фоменко, правда, чаще всего работает с высокими образцами классической драматургии, а не с "элитным секонд-хендом" (сравнение приходит на ум еще и потому, что по дороге к "Современнику" на Чистых прудах приходится проходить мимо "элитного комиссионного магазина одежды" - кроме шуток). Половцева же отчего-то остановила свой выбор на малоизвестной пьесе Найденова. Вероятно, из соображений эксклюзивности - другие факторы на ум не приходят. Банальный сюжет, ходульные характеры, штампованные диалоги с потугами на афористичность ("Как лучше жить, умом или сердцем?"-"Напрасная забота, все равно у вас нет ни ума, ни сердца") Половцева в духе Фоменко или своего учителя Женовача растворяет в парадоксальном стилистическом контексте, в оригинальных пластических интермедиях (с участием итальянских карнавальных масок, с купальщиками, с фарсовой дуэлью), за которыми и очевидные недостатки пьесы вроде бы не так заметны. Плюс к тому режиссер привносит в спектакль еще и декадентское предощущение скорого конца всего этого псевдо-благополучия, чего в пьесе, готов поспорить, нет и в помине.

Не понимаю я при этом все-таки одного: зачем надо брать подобного уровня драматургию, где вот уж и в самом деле "ни ума, ни сердца", давно списанную историей в утиль? Если только лишь для того, чтобы продемонстрировать богатство собственной фантазии и владение профессиональным инструментарием - тогда да, "Хорошенькая" - безусловный успех. Но полноценного и самодостаточного художественного высказывания на такого рода материале не получится, хоть сам Лепаж возьмется за дело - бесполезное это занятие, вышивание гладью по мешковине.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments