Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

"Материнство" реж. Кэтрин Дикман

В кои-то веки название фильма переведено точно, буквально и без "добавок по вкусу" - а все-таки не мешало бы его скорректировать. Например, "Блеск и нищета материнства". Или, еще лучше, "Материнство в большом городе". Вообще этот фильм много выиграл бы, если бы изначально делался как телесериал. Тем более, что в одном из диалогов "Материнства" подчеркивается: вот дом, известный по сериалу "Друзья"; а в другом, на детской площадке, где неожиданно появляется Джоди Фостер, кто-то из мамаш хвастается, что недавно видел здесь же среди прочих "звезд" и Сарру Джессику Паркер. И по формату "Материнство" практически от начала до конца укладывается в прокрустово ложе "Секса в большом городе", с той разницей, что, как уже понятно, героини-подруги о обсуждают в нем проблемы не секса, а материнства. То есть, скажем, если речь заходит о мастурбации, то в разрезе вопроса, насколько удобно использовать детские игрушки для ванночек в качестве вибромассажеров-фаллоимитаторов. Наиболее же "значительные" мысли персонажей оформляются в афоризмы типа "настоящая работа - когда получаешь больше, чем платишь няне" или "будь честен сам с собой - не размножайся". Героиню Умы Турман зовут Элайза, она, как и Кэри Брэдшоу, литератор, точнее, несостоявшаяся писательница, хотя когда-то получала стипендию и публиковала свои рассказы, теперь же ведет блог на тему опять-таки материнства и мечтает стать колумнисткой престижного издания того же профиля - для этого ей надо выиграть конкурс: написать заметку в 500 слов. Про тему заметки говорить излишне.

Эти 500 слов о материнстве и разрастаются в целый фильм, который как завершенная полуторачасовая картина оставляет ощущение либо избыточности, либо, наоборот, недосказанности, как всегда бывает, когда материал сериальной природы упихивают в полный метр. Материнство показано через ограниченный во времени срез жизни одной из матерей, а попутно - нескольких ее подруг, среди которых как обязательный элемент погружения в эту тему имеется вечнобеременная мать-одиночка. У главной героини, напротив, хороший муж, своя квартира и двое детей - маленький мальчик и девочка, к чьему шестилетию Элайза усиленно готовится и процесс подготовки к дню рождения дочери становится структурной основой повествования, на которую нанизываются все прочие элементы: ведение блога ("мамуары", как называет свои записи сама Элайза); беготня по магазинам и ругань в очередях (на поздравительном торте написали имя дочери, Клара, с лишним "р", и все в кондитерской обсуждают, не старомодное ли это имя, не лесбийское ли); скандалы из-за парковки и эвакуации автомобиля (рядом с домом Элайзы начинают снимать кино и машину увозят в самое неподходящее время); попытки уберечь младшего сына от опасностей (он вечно все тащит в рот, сам же так и норовит откуда-нибудь вывалится) и саму себя от критики старшей, шестилетней дочери (ту в школе подписали на борьбу с курением, а мама, как назло, не может без сигарет - еще один привет "Сексу в большом городе"); наконец, знакомство с симпматичным и молодым, почти в два раза моложе героини, курьером-индусом, тоже с замашками литератора, точнее, драматурга - он принес конверт для мужа, но помог Элайзе поднять сумки в квартиру, надуть шарики к празднику, а потом они немного потанцевали и в какой-то момент могло показаться, что между ними возникло влечение. Но поддавшись ему, героиня изменила бы не мужу, она изменила бы детям, а по сути - себе как матери, то есть самой идее материнства. Ведь и она, и ее супруг многим пожертвовали ради детей, она - писательством, он - хорошей работой с гибким графиком, они не могут себе позволить путешествия, какая уж тут супружеская измена. Последняя - в фильме, но явно не вообще - жертва лысого невзрачного папаши на алтарь семейных ценностей: он продает книгу с автографом любимого автора, уникальное издание, потому что на вырученные деньги два года сможет оплачивать подготовительную школу для ребенка и, если повезет, купит на остаток новую посудомоечную машину - как раз чек на вырученную за редкую книгу сумму, 24 000 долларов, и принес Элайзе молоденький индус.

Убедить все прогрессивное человечество в пятистах словах, что вот это вот все и есть настоящее женское счастье - задача нелегкая и в целом дело неблагодарное, как, вероятно, и материнство само по себе, если уж Элайза, начав с того, что в полубеспамятстве вышла на улицу в ночнушке, в какой-то момент попросту удирает из города от любимых и близких - и только узнав, что сын подавился леденцом, спешит вернуться в нарушение всех правил дорожного движения. Но святая вера создателей фильма, несмотря на искусственность ситуаций, скомканность сюжета и нередко подступающую в процессе просмотра скуку, как ни странно, отчасти доходит по назначению. Правда, в дело идут все средства - от прямой дидактики до такой концентрации сантиментов, особенно ближе к финалу, что и взрослым впору запасаться слюнявчиками.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments