Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

Виктор Голышев в "Школе злословия"

Жаль, конечно, что так много внимания уделили "Всей королевской рати" - понятно, что это самая известная переводческая работа Голышева, а для интеллигентов, по крайней мере для советских, книжка культовая, но право же, не стоит этот автор и это сочинения того, чтобы столько времени занимать, тем более, когда есть более интересные темы. Программа явно записывалась до смерти Сэлинджера, но теперь разговор о нем прозвучал ещеактуальнее. Голышев так просто и, я бы сказал, обаятельно признался, что "разлюбил" "Над пропостью во ржи", что ведущие даже не нашли, что возразить по существу - опять-таки жаль, потому что, возможно, его контр-аргументация оказалась бы еще интереснее. Но Голышев все-таки успел отметить "высокомерие" Сэлинджера, его (цитирую) "нездоровый подход", имея в виду агрессию героя-подростка по отношению к "миру взрослых".

У меня лично ни одно сочинение в мировой литературе (если говорить о книгах значительных - откровенного говна, понятно, много, всего и не упомнишь) не вызывает такого отторжения, как "Над пропастью во ржи". Я, правда, не считаю, что в романе реконструирован мир и психология подростка - как раз все "подростковое" у Сэлинджера звучит крайне фальшиво, в образе подростка он изобразил совсем иного рода типаж - вполне взрослого, разочарованного в жизни интеллигента-неудачника, а возраст в данном случае - лишь ширма, отмазка, алиби, "последнее прибежище негодяя". Но главным образом роман "Над пропастью во ржи" отвратителен не сам по себе, а как неиссякаемый источник, продолжающий порождать (Голышев точно сказал: его молодые коллеги то не читали, это не читали, но "Над пропастью во ржи" читали все!) целую универсальную и интернациональную мифологию, которой, разумеется, отдали должное и советские интеллигенты, и постсоветские вплоть до "самой Валерии Гай Германики - я как-то раз попробовал написать об этом:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1429818.html?nc=24

Толстая снова завела про "рыбку-бананку" и наполненный мочой презерватив (вот уж где явно "нездоровый подход") - Голышев тоже не знал, что такое "бананка", так что, видимо, образ этот возникнет в "Школе злословия" еще не раз. Но и помимо Сэлинджера с Уорреном тем хватило, в том числе и не связанных с конкретными авторами. Мне очень симпатичен в своей вопиющем, демонстративном антинаучном демократизме взгляд, который высказал Голышев - пускай с иронией и до конца всерьез его принимать не следует - на "точность" и "вольность" в переводе: мол, главное, чтобы книжка нравилась, а уж насколько перевод точно соответствует оригиналу - не так уж и важно. Но для того, чтобы хоть и в шутку бросаться подобными заявлениями, надо, конечно, быть Голышевым.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments