Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

куда приводят мечты: "Воображариум доктора Парнаса" реж. Терри Гиллиам

Во время съемок "Этого смутного объекта желания" у Бунюэля возникли проблемы с актрисой, играющей главную роль. Тогда он заменил ее на другую, не переснимая уже готовые эпизоды. Так форс-мажор сыграл на руку гению в его последнем шедевре, придав ему еще больший сюрреалистический привкус, напоминающий о его кинодебюте. С Терри Гиллиамом, то есть с Хитом Леджером, история произошла, конечно, куда более печальная, но Гиллиам сумел и ее повернуть на пользу картине: в "зазеркальных" эпизодах герой Леджера обретает иные воплощения, сыгранные Джонни Деппом, Джудом Лоу и, особенно удачно, Колином Фареллом.

Из двух главных киносказочников современности мне все-таки ближе Бертон. Хотя иногда кажется, что Бертон и Гиллиам работают примерно в одной эстетике, разве что Гиллиам чуть жестче и чуть ближе к социальной реальности. На самом деле их подходы в творчестве во многом противоположны. Метод Бертона ближе к "фантастическому реализму" - он конструирует свой мир, добиваясь максимальной убедительности изображения самых невероятных явлений, у него даже возникновение таких совсем уж гротескных персонажей, как Человек-Пингвин или Женщина-Кошка, всегда психологически мотивировано. Тогда как стилистика Гиллиама наследует традиции классического романтизма и отчасти экспрессионизма, в его картинах фантастика не подменяет реальность, но прорастает сквозь нее, для Гиллиама всегда важно сохранить зазор между действительностью и вымыслом, фантастические миры, которые он строит, как правило, в большей или меньшей степени виртуальны (с чем, кстати, и связана их поистине барочная избыточность, как будто Гиллиам не может в нужный момент остановится - а ему это просто не нужно, ведь он не настаивает на достоверности происходящего, напротив, подчеркивает его условность); они существуют в сознании персонажей и порождены их не всегда здоровой фантазией, оказываются результатом детской травмы, наркотического опьянения, психического заболевания, в лучшем случае - просто плодом бурного художественного воображения. По таким законам создан и его нынешний "воображариум".

Мир, в котором живут герои фильма, как и в "Стране приливов" или в "Страхе и ненависти в Лас-Вегасе", расколот на две параллельные вселенные. С одной стороны - современный Лондон и его окрестности, по которому катится допотопный фургон доктора Парнаса, предлагающего публике по сходной цене погрузиться в волшебный мир и реализовать там свои самые заветные мечты. С другой - виртуальное пространство чудесного "зазеркалья", где эти мечты становятся явью и обретают плоть. Главные герои существуют на границе этих двух миров. Доктор Парнас - это и бедный странствующий актер, и своего рода "вечный жид", наказанный за сделки с Дьяволом - сначала он выпросил вечную жизнь, потом, когда влюбился, молодость, и теперь, помимо душ, поглощенных с помощью "воображариума", должен отдать ему собственную дочь по достижении ею 16 лет. В соответствии с романтическим каноном в дочь странствующего фокусника влюблен его "подмастерье", колорита всей честной компании добавляет бойкий карлик, но откуда ни возьмись в дружную семью артистов вторгается спасенный ими из петли проходимец, обобравший благотворительный фонд.

Да, Хит Леджер был выдающимся актером, и в "Воображариуме..." Гиллиама он подтвердил это в полной мере, пусть и не в полном объеме, не успев сыграть роль до конца в соответствии с первоначальным замыслом, а самое печальное - в последний раз. Но помимо него необычайно хороши и Кристофер Пламмер-Парнас, идеально умеющий воплотить чисто гиллиамовский типаж старого фантазера на грани между чародеем и шарлатаном, и Эндрю Гарфилд (Антон, помощник Парнаса), и, конечно, Том Уэйтс - Дьявол, фигурирующий в этой истории под именем Мистер Ник. Малорослый Верн Тройер в роли карлика Перси забавный и трогательный одновременно. Не получилась, по-моему, роль Валентины, дочери Парнаса - актриса из модели Лили Коул никакая, а одной внешности здесь недостаточно. Из-за этого акварельная романтическая линия несколько теряется в общем многоцветье.

Как это часто бывает с фильмами Гиллиама, "Воображариум..." дает повод для придирок по части формы. Первая его половина может показаться затянутой, какие-то сюжетные ходы - необязательными, но такова специфика этого режиссера: по большому счету, единственная его безупречная работа - "Двенадцать обезьян". Но даже такие общепризнанные "неудачи" Гиллиама, как, скажем, "Приключения барона Мюнхгаузена" - настоящее, "живое" кино, более интересное, чем "мертворожденные" шедевры иных "мастеров". А "Воображариум доктора Парнаса" привлекает еще и тем, что с наибольшей полнотой воплощает классическую модель гиллиамовского "двоемирия": разрешив сказочным образом все конфликты в мире воображаемом, развязав там все сюжетные узлы, Гиллиам возвращает своего героя в реальную действительность, где та, что была его дочерью Валентиной, смогла осуществить свои грезы на практике (у нее семья, муж, дети - все как на фото в ее любимом гламурном журнале), но узнает ли она его, действительно ли она в этом, реальном мире, его дочь, или старый фантазер все это вместе со сценой на колесах и дьявольским контрактом себе только напридумывал, а на самом деле он всего лишь кукольник, передвигающий картонные фигурки в архаичном вертепе - на этот счет зрителю, в свою очередь, остается только гадать в меру своей собственной фантазии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments