Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Эсмеральда" в театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, хореография В.Бурмейстера

Со своей тезкой из Большого эта "Эсмеральда", казалось бы, при единой литературной основе, не имеет ничего общего: другая музыка, другая хореография, другое либретто. Тем не менее сравнения напрашиваются - оба спектакля вышли с перерывом меньше месяца, в Большом позже, но тамошнюю "Эсмеральду" я видел еще до официальной премьеры:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1604920.html?nc=10

В Стасике спектакль тоже полноформатный, трехактный с прологом, хотя общей продолжительностью и поменьше минут на сорок. Либретто формально намного ближе к букве романа Гюго. Костюмы и декорации хоть и поскромнее, но не от бедности, а скорее от нежелания загромождать сцену. И все-таки впечатление совсем не то. Безусловно, Крапивина - главное достоинство представления, которое довелось смотреть мне. Смилевски в партии Феба не то чтобы плох, но ему и танцевать особенно нечего (так, одна небольшая сольная вариация во втором акте), и попа у него обвисла (возраст, однако...), и на лицо он, мягко говоря, не аполлон - если близко сидеть, это очень заметно. Лучшие эпизоды - соло Крапивиной, такого практически безупречного танца в репертуарных спектаклях Стасика мне, пожалуй, видеть еще не доводилось, причем не только технически исполненного на высоком уровне, но и насыщенного эмоциями. Хотя кое у кого как раз с эмоциями перебор - мать Эсмеральды (Инна Гинкевич) в прологе после того, как потеряла ребенка, да и ближе к финалу, раскаиваясь в ошибке, так заламывает руки, как и в мексиканских сериалах не делают. Флер де Лис - средняя, неплохая, но ничего выдающегося. Забавный танец шутов в первом акте. Поинтереснее других второй акт - там хотя бы есть женские танцы, пусть и не самые выразительные. Но в целом - не знаю, настолько исторически уместно называть "Эсмеральду" Бурмейстера драмбалетом, но по сути так оно и есть. Танца - минимум. Но и роскошью пантомимы, как "Неаполь", спектакль не особенно радует. Драматургическа концепция - чисто советская: в финале у Квазимодо, совсем как у тургеневского Герасима после смерти Муму, запоздало пробуждается классовое самосознание. И хореография Бурмейстера морально устарела гораздо сильнее, чем более давняя в версии, которую восстановили в "Большом".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments