Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

и, верно, ангельский быть должен голосок: "Жаворонок" Ж.Ануя в Театре Луны, реж. Н.Когут

В немногочисленных рецензиях Наташу Когут называют "странной" - но это, разумеется, ни о чем не говорит, когда все вокруг "странные", причем не только режиссеры, актеры, писатели или художники, но и водители троллейбусов, продавщицы в ларьках, вахтерши - нормальных-то днем с огнем не сыскать. Среди моих знакомых с полюджины не наберется тех, кого я считаю "нормальными", да и на их счет, возможно, ошибаюсь - тут недавно общался по телефону с одним из "нормальных", всегда ему завидовал, а он как стал рассказывать, что посмотрел "Мне бы в небо" и теперь не может отделаться от мысли, что живет неправильно - я до сих пор пребываю в изумлении.

Правда, про Когут говорят, что она не просто "странная", а "очень странная", или даже "самая странная", но опять-таки это слишком абстрактное определение. Я бы сказал, что Наташа - очень смелая, поскольку театр, который она создает, с одной стороны явно не "массовый" и не "коммерческий", а с другой, еще более явно не предназначен для "продвинутой" публики, то есть для той, которую принято называть "продвинутой" (для этих - перформансы Серебренникова, документальная драма, на крайняк - Вырыпаев), и в этом смысле, как ни странно, ее присутствие в Театре Луны, куда, без большого преувеличения говоря, не ступала нога критика, кажется естественным.

Два года назад Когут выпустила здесь же "Гамлет - точка G":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1070714.html?nc=8

"Жаворонок" сделан практически в той же стилистике. И если спектакль питерского Театра на Фонтанке в постановке Семена Спивака по этой пьесе идет с двумя антрактами - меня, правда, хватило только на первое действие:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1362411.html?mode=reply

- то Когут укладывается в час пятнадцать, при этом не только купируя первоисточник, но и кое-что добавляя от себя. При том, что зрелище на первый взгляд больше напоминает школьный утренник, в свою очередь стилизованный под гламурное дефиле, Когут - и в этом, собственно, заключается ее режиссерская смелость, которая кому-то может показаться наглостью, а кому-то и демонстративным проявлением дурного вкуса - вытаскивает из Ануя то простое и важное, что в его пьесах умело запрятано за деталями сюжета, подробной разработкой характеров, изощренной композицией и неизменной иронической интонацией. От иронии Наташа, правда, тоже не отказывается, и даже доводит ее до гротеска, до фарса. Облачение епископа у нее будто бы из шторы актового зала сделано, двурогий рыцарский шлем нарочито нелеп и едва держится на голове Роберта, а сожжение Жанны решено как танец с кусками красной ткани, которые заворачиваются вокруг тела героини, а она вдруг "чудесным" образом от них освобождается, и тряпочное пламя "угасает" кучей на полу, в то время как Жанна остается в луче света. То и дело герои по очереди выходят к микрофонной стойке или говорят в радиомикрофоны, но не замаскированные, а выставленные напоказ, микрофон тоже - часть этой "наивной", "школьной" эстетики. Но и о категориях этических, а в еще большей степени мистических Когут в то же самое время говорит всерьез, с надрывом, давно уже вроде бы неуместным в "правильном" театре, где слово "Бог" считается едва ли более неприличным, чем слово "жопа", либо, что еще хуже, зачастую и в самом деле звучит еще более неприлично. У Когут же все всерьез - и голоса, и архангелы.

И хотя откровением в полном смысле слова я этого "Жаворонка" не назвал бы, спектакль помог мне кое-то прояснить не столько в отношении затронутых в нем проблем, сколько в отношении драматургии Ануя. Я его числю среди самых выдающихся театральных авторов 20 века, и, видимо, не я один, но и практики от театра тоже, если судить по востребованности его наследия. Ануя и сейчас ставят нередко, а лет десять-пятнадцать назад присутствие его пьес на сценах носило характер эпидемический. Но по замечательным пьесам отчего-то почти всегда получались спектакли в лучшем случае посредственные. Я Ануя люблю очень давно и потому многие из тех спектаклей видел и помню: "Томаса Бекета" в Театре им. Станиславского, "Путешествие без багажа" на Малой Бронной, "Бал воров" в Ермоловском, бесконечные "Оркестры" и "Коломбы"... Теперь у меня есть по меньшей мере вариант объяснения такого вечного "непопадания" в тему и в стиль автора. На разных площадках разные режиссеры неизменно ставили Ануя в традиции психологического театра. Когут - едва ли не единственная на моей памяти, кто подошел к нему как к драматургу авангардному, в духе театра абсурда. В широком, естественно, смысле слова. Ионеско, классик "абсурдизма", который сам не признавал "абсурд" как эстетическую категорию, предпочитая ему "парадокс", утверждал в то же время, что все великие драматурги прошлого, Эсхил, Шекспир, Мольер, были по сути "абсурдистами". Наверное, то же можно сказать и о великих драматургах 20 века - от Беккета и самого Ионеско до Теннесси Уильямса и Алексея Арбузова. И об Ануе в том числе. И уже через абсурд прорывается мистериальное (не присущее, как мне кажется, пьесе изначально, но привнесенное в постановку режиссером) начало, пускай и в кичевом варианте. Вопросом "какая сила движет народами" в театре задаются не так уж часто, в основном разбираясь с жизнью и внутренним миром обычного человека (это еще в достойном внимания театре, а то и вовсе без вопросов обходятся), но, скажем, Петр Фоменко в "Войне и мире", размышляя с помощью Толстого на эту тему, приходит к анти-толстовскому заключению: народами движет воля отдельного человека, причем не только "великого" и "обремененного властью", но и рядового, вплоть до самого незначительного. У Когут в "Жаворонке" движущей силой истории провозглашается вера, и опять-таки не как универсальное понятие, но личная вера конкретного человека, способная перевернуть мир. Понятно, что мне такой подход к проблеме чрезвычайно близок.

Главным сюрпризом для меня, однако, явилось другое обстоятельство. Афиш спектакля я, признаться, не видел, и толпа девочек-малолеточек с огромными букетами наперевес у меня не вызвала никаких подозрений. Даже когда мне сказали, что в спектакле играет Бикбаев, я не придал этому значения и не воспринял всерьез - актеры перед началом представления уже находятся на сцене, как бы разминаются, а Бикбаева я среди них сперва не увидел. Только приглядевшись, сумел его опознать. Вот этот случай из разряда "не узнаю вас в гриме". Я еще на "Песне года" заметил, что Бикбаева стали красить "под девочку", что ему вообще-то не очень идет, но то, как он выглядит в дуэте "БиС" - это просто имидж мачо в сравнении с тем, какой у него видок в "Жаворонке": босоногий (как, впрочем, и все прочие участники действа) в клешах, с сильно подведенными глазами и с голографической аппликацией на голом плече. Личной симпатии к Бикбаеву я, признаться, не испытываю - сам удивляюсь, но факт, и факт, что в "Жаворонке" он на общем фоне выглядит наиболее профессиональным актером. Бикбаев, вообще-то, редкий пример, когда на "Фабрику звезд" приходят из ГИТИСа, а не наоборот: в настоящий момент в ГИТИСе на разных курсах учится немало бывших "фабрикантов", от Саши Асташонка до Майка Мироненко. В "Жаворонке" ему в роли короля Карла (хотя строгого разделения ансамбля на отдельных персонажей в спектакле нет) приходится не только двигаться больше остальных, но и больше петь, в частности, разговор Карла с его матерью разложен как вокальный дуэт на мотив куплетов Неморино из "Любовного напитка" под "минусовый" аккомпанемент в электронной аранжировке - но с текстом Ануя. И хотя я видел уже Бикбаева на сцене - то есть в дуэте "БиС" я его видел неоднократно, но в театре - только раз, в спектакле "Ноты Нино Роты" у него и роль не самая значительная, а главное, спектакль, построенный исключительно на танце и пантомиме (насколько удачно построенный - это и вовсе предмет отдельной дискуссии), судить о его драматических возможностях не особенно позволяет:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1207249.html?nc=3

А в "Жаворонке" он очень достойно работает, и именно моменты с его участием актерски наиболее сильные и выразительные. Поскольку исполнительница роли Жанны Маша Ч. (что ж это за фамилия, если ее приходится вот так вот маскировать?), откровенно, не материал подобного уровня пока не тянет. Да и из прочих участников ансамбля разве что Кирилл Канахин-Бодрикур производит более-менее приятное впечатление.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments