Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Свадьба белой ночью" реж. Бальтазар Кормакур в "35 мм"

Профессор средних лет разбирает со студентами чеховского "Иванова" - но не с точки зрения искусства драматургии, а на уровне обывательской морали: добро и зло - понятия относительные, смерть - не цель жизни, хотя жизнь неизбежно заканчивается ею, а абсолютного счастья не бывает, если несколько минут выпало - уже хорошо. Сам профессор параллельно то ли вспоминает, то ли воображает свою женитьбу - скорее все-таки вспоминает, потому что в "реальном" сюжетном плане он после занятий возвращается домой и находит там молодую жену, история с которой не дословно, но во многих моментах точно совпадает с сюжетом драмы Чехова. А кроме того, в воспоминания о недавних свадебных событиях вплетаются еще и фрагменты, касающиеся отношений героя с его первой женой.

В сущности, "Свадьба белой ночью" и сводится к вольной экранизации "Иванова". Немолодой и много всем вокруг задолжавший мужчина Йон, окруженный к тому же фриковатыми друзьями со склонностью к прожектерству (построили гольф-клуб на острове, а он не оправдывает затрат), похоронил недавно жену, которую, как и у Чехова, звали Анной, и готов вступить в новый брак с соседской девушкой, но мать невесты, помешанная на деньгах и варке варенья скупердяйка, против, подозревая, что жених решил всего лишь уклониться от выплаты долга и возможного суда о взыскании, а отец, безвольный алкоголик, слова не смеет сказать, знай опрокидывает рюмку за рюмкой. Есть, конечно, и некоторые отличия - помимо того, что из фильма убраны все побочные сюжетные линии пьесы, но добавлены новые персонажи, в частности, родители героя и недоразвитая великовозрастная сестра молодой невесты, покойная Анна болела не чахоткой, а расстройством психики, и не умерла своей смертью, а покончила с собой, оттолкнувшись от берега в дырявой лодке; вместо доктора-моралиста Львова появляется сельский священник, страдающий отсутствием волос на всем теле, включая брови (такая болезнь - по-моему, у Робера Лепажа этот же диагноз - если я правильно понимаю, разновидность аллергии, делает человека похожим на инопланетянина), но говорит он порой в точности как Львов. Когда Лебедев, то есть я хотел сказать отец невесты, предлагает будущему зятю пачку денег из "заначки", а тот пьяный засыпает над ними и деньги, поскольку дело происходило на дворе, разносятся ветром по всему острову, и священник, только что читавший герою нотации, начинает бегать за ними и плотоядно подбирать - это, с одной стороны - мотив вполне чеховский, с другой, пускать в буквальном смысле по ветру огромные суммы свойственно скорее героям Достоевского, нежели Чехова, чеховские персонажи при всей их видимой непрактичности предпочитают проедать состояние на леденцах, тратить его на неверных любовников, то есть распоряжаться финансами с какой-никакой, но пользой, да и белые ночи, если уж на то пошло - достоевская, не чеховская тема. Наконец, самое главное - попытка самоубийства Иванова, то бишь Йона, предпринятая тем же способом, что умерла Анна, оказалась неудачной, свадьба состоялась, и хотя по финалу можно понять, что "молодые" живут не без проблем, такую развязку можно считать в некотором роде хеппи-эндом.

Впрочем, с "Ивановым", который за последнее время по популярности, кажется, обошел или готов обойти все прочие драмы Чехова, как только не поступали. В основном, конечно, на театральной сцене - шесть лет назад в Москву привозили "Иванова" Тадаси Сузуки, где герой оказывался японским писателем, а прочие действующие лица являлись ему в бреду и ползали вокруг в плетеных корзинах; можно припомнить и спектакль Льва Эренбурга с родителями Сарры, ортодоксальными иудеями, распевающими дуэтом "Степь да степь кругом" и с Шабельским, обитающем в собачьей будке... В этом смысле "Свадьба белой ночью" - хоть и не буквальная, но вполне уважительная киноверсия пьесы, если говорить о внешней стороны дела. Более спорным кажется именно основной посыл - ведь Иванов у Чехова застрелился. То, что в недавней постановке Юрия Бутусова, где сюжет развернут вспять и герой, стреляясь раз десять за два с небольшим часа представления, в финале так и не умирает, но под занавес берется тащить тяжелое бревно существования (мне очень интересным, при всех несовершенствах актерского исполнения большинства ролей, кажется этот спектакль, и жаль, что судьба его не слишком удачно складывается - хотел поставить анонс на февраль, написал уже текст, стал смотреть на сайте МХТ даты - а он в феврале вообще не идет...), на самом деле даже страшнее, чем просто самоубийство, как в оригинале. В исландском же фильме основной пафос - это даже не "мы отдохнем" и не "надо жить", а что-то вроде "все к лучшему". А об этом можно спорить как применительно к чеховским взглядам на жизнь, так и вообще, в разрезе, так сказать, принципиальном. Лично мне ближе точка зрения, сформулированная в пьесе другого известного автора: "Жизнь прекрасна" - "Я об этом в "Известиях" читал, но думаю, будет опровержение".

А шел-то я вообще на комедию в духе недавнего "Брака по-исландски":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1472375.html?nc=8

еще думал, что это исландские фильмы про свадьбу косяками в прокате пошли - а тут, оказывается, драма, да еще и с философией. Вот чего я не понял - так это момента с песенкой, которую один из чокнутых дружков, толстяк-музыкант, играет и поет в церкви, пока брачующиеся за порогом выясняют отношения. В русскоязычных субтитрах ее текст переведен как "Полем, полем, полем, белым-белым полем дым, волос был чернее смоли..." - интересно, что ж это такое в оригинале было?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments