Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

морфология "Черной молнии"

Столь откровенное заимствование сюжетных схем из основных американских кинокомиксов можно рассматривать как своего рода художественную необходимость, как способ лишь глубже подчеркнуть на совпадении повествовательных структур различия в материале. Если Бэтмен - сын богачей и ездит на роскошном бэт-мобиле, то отец Димы - водитель трамвая, а его собственный спец-транспорт - раздолбанная "Волга". При этом смерть отца, в которой косвенно виноват герой, и девушка, которая не знает, но догадывается, кто на самом деле ее парень - все это элементы типовые, из которых, как конструктор лего, сложена "Черная молния". Показательно при этом и то, что злодей Купцов для себя переоборудует в летающую машину новенький серебристый мерседес. И если в "Дневном дозоре" борьба добра со злом носила характер гражданской войны и шла в основном на уровне символико-метафорическом, то в "Черной молнии" все очень буквально, и хотя Купцов - не иностранец и даже не еврей, что для русского патриотического боевика - настоящий шаг вперед, но космополит он вполне очевидный. И самое главное: если Готэм-сити - топос вымышленный, то в "Черное молнии" действие происходит не просто в Москве как некоем условном пространстве, но в конкретном и узнаваемом городе, причем Новокосино в фильме узнаваемо не меньше, чем Красная площадь. Ну а кульминационная сцена воздушного боя разыгрывается, естественно, на той же Красной площади и в Новогоднюю ночь, обнуляя таким образом пространственные и временные координаты повествования.

И тем не менее "Черная молния" - не просто продукт современной православно-патриотической киномысли. Собственно, православного в фильме, если не считать Екатерины Васильевой в одной из ролей второго плана, ничего нет, что само по себе просто чудо. Но намного интереснее проследить генезис образа "Черной молнии". В фильме, например, речь заходит о "тимуровцах". Так называет Диму алкоголик, которому Дима помогает подняться в автобус, из-за чего опаздывает в университет на лекцию алмазного магната Купцова. Тема же лекции - соответствующая: кто людям помогает - лишь тратит время зря. Эта же тема главная и в фильме: конфликт личной выгоды против общественного блага - в этом смысле он, конечно, намного проще по своей идеологии всяких "Дозоров", ну так в "Дозорах" и герои были - люди немолодые, побитые жизнью, а в "Черной молнии" - практически тинейджеры, жить только начинающие - этим, вероятно, на взгляд авторов идеи оправдывается навязчивый "воспитательный" посыл картины - приятно хотя бы, что светско-этический, не имеющий православной подоплеки. И именно это позволяет увязать его в нынешнем, начала 21 века варианте, с другими вариантами, принятыми в прошлом или позапрошлом веках. Студент Дима - своего рода современный "тимуровец". Кстати, вряд ли случайно в некоторых кадрах появляется крупным планам красная пятиконечная звезда с кремлевской башни - именно одна звезда, вне "архитектурного" контекста. Именная такая звезда, если вспомнить "Тимура и его команду", была знаком тимуровского отряда. А еще в одном эпизоде Дима читает младшей сестре сказку "Конек-горбунок" ("...И стрелою полетел") - и это уж наверняка неслучайно. Ивану в сказке помогал Конек-горбунок, Диме в фильме - летающая машина. "Железный конь идет на смену крестьянской лошадке" - отмечал еще В.И.Ленин. Впрочем, еще Тимур в гайдаровской помости спешил на помощь, воспользовавшись позаимствованным мотоциклом. Герою, который помогает другим, тоже требуется помощь, ведь он сам - человек обычный, а для того, чтобы помогать, нужны способности сверхчеловеческие, но решение этой проблемы, характерное для американских кинокомиксах (обретение физических сверхвозможностей через мутацию организма в результате некоего события, своего рода "инициация" в супергерои) для задач, стоящих перед создателями "Черной молнии", не годится. В классической "Морфологии сказки" 2прописана функция "волшебного помощника", через которого и осуществляются "сверхспособности" сказочного персонажа - ершовский конек-горбунок, в свою очередь, восходил к аутентичным фольклорным прототипам, сивке-бурке и пр. Таким образом в русской социальной мифологии конек-горбунок, плодотворно пройдя через "тимуровский" этап, эволюционировал в летающую черную "Волгу". И не только потому, что, как говорит Диме отец, вручая ключи от машины, "у Путина такая же", а потому, что именно такой вектор развития этого образа был заложен еще на уровне архаичного мифа и сказочного эпоса. На той же глубине следует искать и специфически русское разрешение основного конфликта. Это американский Бэтмен может служить обществу, живя в шикарном особняке и владея огромным состоянием. Русский супергерой обитает в скромной квартирке и ездит на машине-развалюхе, а еще лучше, как отец Димы, на трамвае - чтобы не было искушения свернуть с нравственной колеи.

На самом деле "Черная молния" меня отчасти порадовала - она оказалась как минимум по задумке интереснее и сложнее, чем можно было ожидать. Она грамотно выстроена с точки зрения сюжетно-композиционной и характерололгической структуры. С любовным треугольником , который образуется между главными героями (богатенький и пафосный Макс, бедный и честный Дима, наивная нижегородская девушка Настя), симметрично соотносится схема взаимоотношений, имевших место за тридцать лет до того между создателями "Черной молнии". Благодаря им сценаристы удачно (в чисто формальном аспекте) наводят мосты между советской наукой и нынешними "нанотехнологиями". Кроме этого, на редкость убедительно выглядит в фильме Москва - как ни странно, это редкость, чаще всего, и особенно в т.н. "фантастических блокбастеров", Москва фальшива или, в лучшем случае, условна. А здесь, хотя сюжет про алмазного олигарха, ради личной выгоды намеренного пробить лежающую под городом геологическую плиту, неприкрыто фантастический, страх, что в любом момент наш Готэм-сити может взять да и провалиться сквозь землю, а иногда отдельными своими частями и проваливается, - абсолютно реален. И в этом смысле "Черная молния", безусловно, наследует "Дневному дозору" не только на уровне бизнес-технологий, но и на содержательном, если угодно, философском.

Я не шутя люблю "Дневной дозор" и из виденных мною многих тысяч фильмов включил бы его ну если не в десятку и не в двадцатку, то в полусотню представляющих для меня особый интерес. По-моему, это лучший за много лет, если не вообще самый лучший, как минимум, самый честный и глубокий, фильм о Москве, со всеми страхами и ужасами, скрытыми в ее коллективном бессознательном. Но самыми сильными в "Дневном дозоре" мне кажутся все-таки не сцены с падающей Останкинской башней, с человеком, проходящим сквозь стены вагонов метро или с летающей по фасаду отеля машиной (опять-таки), а, к примеру, эпизод, где Дима Мартынов обращается к Марии Порошиной: "Только имейте в виду, что у него есть жена и сын". И вот в этом ключе "Черная молния", конечно, с "Дневным дозором" рядом не стояла.

При том что актеры в "Черную молнию", по-моему, подобраны точно и работают по большей части очень хорошо. И если Вержбицкий в роли главного злодея - это уже даже не штамп, а какое-то обязательное клише вроде штрих-кода на упаковке, то оба мальчика-антагониста, Дима и Макс, удались безусловно, для Ивана Жидкова это предсказуемо, он везде, и не в самых удачных опусах, достойно выглядит, а исполнителей главной роли - просто находка. Вилкова в роли нижегородской Настеньки смотрится серой мышкой, но, должно быть, отчасти так и задумано. Второй "треугольник" - Золотухин-Васильева-Будрайтис - как ни относись к каждому из его "звеньев" в отдельности, тоже неплох. Алкоголика, делающего под влиянием видений летающей по небу машины выбор в пользу здорового образа жизни, как и в "Иронии судьбы-2", играет Михаил Ефремов (вообще, конечно, в какой-то момент это стало скучно, а теперь просто смешно: одни и те же актеры играют одни и те же роли в разных, казалось бы, фильмах, причем набор актеров и ролей - тоже стабильный из картины в картину, и даже "скрытая реклама" открыто рекламирует одни и те же бренды), но его линия драматургически очень удачно вписана в основной сюжет и, внешне почти с ним не пересекаясь, задает очень правильный иронический контекст: алкаш видит в небе летающую машину, бросает пить и начинает бегать по утрам, причем эти этапы, разбросанные отдельными эпизодами по фильму, выстраиваются в некий параллельный сюжет, а третьестепенный персонаж в каком-то смысле оказывается едва ли не главным, представляя собой обобщенный образ того самого "народа", ради которого трудится не только супергерой Дима, но и, как им кажется, создатели данного кинопроекта. Но при всем том играть актерам, по большому счету, нечего. Их роли сведены к все тем же сказочным функциям, про персонажей второго и третьего планов и сказать нечего, летающая машина порой - и та живее выглядит, чем, скажем, мать и сестра главного героя, не говоря уже о подручных Купцова. Понятно, что ставка делалась на динамику, что хронометраж коммерческого продукта ограничен - жаль просто упущенных художественных возможностей, которые предлагала взятая продюсерами за основу схема. На этот раз создание сложных человеческих характеров в бизнес-плане проекта прописано не было.

И несмотря ни на что кино с точки зрения идеи и формы сделано небезынтересно. А назидательность какая!
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

Recent Posts from This Journal