Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Мур, сын Цветаевой" О.Кучкиной в театре им. Н.Гоголя, реж. С.Яшин

Яшин после публикации дневников Георгия Эфрона загорелся идеей поставить посвященный ему спектакль. Дневники эти действительно - замечательный литературный и исторический памятник:

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1374921.html?nc=59

Но дневники - это еще не пьеса. Хотя из любых документов, даже из писем или технических справок, можно сделать, причем исключительно средствами литературного монтажа, такую пьесу, что мурашки будут бегать похоже - как "Казнь декабристов" или "Пушкин. Дуэль. Смерть" Гинкаса. И если Цветаева сквозь время все же была с Пушкиным на дружеской ноге, то Яшин - совсем не Гинкас, а Кучкина - тем более. Один из литературных источников, использованных им помимо дневников Мура - книга "Ариадна и Мур. Путь в никуда". Яшин, вероятно, рассчитывал получить на выходе без особых претензий, но достойный и, как говорят, "культурный" спектакль. Но его метод, как и следовало ожидать - это путь в никуда.

В первоначальном варианте пьесы Кучкиной было два героя - Цветаева и Мур. Потом в процессе переработки текста Цветаева отпала, остался только один герой. Текст которого, состоящий из различных документальных свидетельств, от записей самой Цветаевой до официальных бумаг, но на 90 процентов, если не более, из уже упомянутых дневников, режиссер в итоге распределил между тремя исполнителями. Неплохими, но средними актерами, самый старший из которых - Александр Лебедь с лицом-маской, не меняющей выражение, младший, это как бы "светлая" ипостась героя - Анатолий Просалов, и третий - Сергей Галахов. Они чаще по очереди встык, но иногда, в кульминационных моментах, одновременно озвучивают текст, заглядывая в извлеченные из чемоданов пустые бумажные листки (и в тексте пока безбожно путаются). Правда, ведут они себя при этом скорее как "искусствоведы в штатском", нежели как тени их жертв, ерничают по поводу стихов Марины Ивановны и заметок Георгия Сергеевича, шарят по чемоданам, как будто обыск производят.

Нагромождение чемоданов, которые в начале первого действия и в конце второго с грохотом рассыпаются - одна из основных и немногочисленных сценографических метафор от художника Елены Качелаевой. Другая - лестница, ведущая вверх к помосту за стеклянными дверьми веранды, а внизу - подиум устлан вклееными и залакированными опавшими листьями, время от времени из установленной над сценой машины льет дождь, грохочет гром - то ли это гроза, то ли эхо прошедшей войны. Но это все формальности, а по сути - пьеса Кучкиной представляет собой литературную композицию информационно-просветительского характера, какую смогла бы, чуть поднапрягшись, составить любой школьный методист. Но это еще слава Богу, если знать, на что способна Кучкина - в свое время, я помню, ее драматургия отличалась такой языковой игрой, что язык сломали бы актеры и более опытные, чем те, что играют в спектакле Яшина, а "Мур" - вещь хоть и тупая в своей простоте, зато бесхитростная. Для такой дуры-интеллигентки, как Кучкина, это пожалуй что и творческая победа. Но столь же бесхитростна подстать "пьесе" и режиссура: упоминается в тексте Лебедев-Кумач - актерское трио затягивает "Широка страна моя родная", говорит герой, что собрался в кино - запевают "Все стало вокруг голубым и зеленым", а то вдруг принимаются маршировать под песню о Ленине-Сталине - для пущего драматизма и, так сказать, "атмосферности". С другой стороны - сын Цветаевой, и как сын Цветаевой, и сам по себе, как Георгий Сергеевич Эфрон, заслужил, наверное, большего, чем композиция на уровне сельской библиотеки. Впрочем, интеллигенты искони именно уровень сельской библиотеки всегда почитали за эталон подлинной культуры.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments