Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Гензель и Гретель" Э.Гумпердинка, "Русская опера" во Дворце на Яузе

Довольно скромно рекламируемый проект от театра, во главе которого стоит Ведерников-старший, не обещал ничего выдающегося. Да, наверное, выдающимся его и не назовешь - но когда даже в стиле "честная бедность" работают люди талантливые и вкладывают в дело душу, на результате это сказывается лучше, чем большой бюджет и громкий пиар (ср. "Царицу" Тухманова в Кремле), а скромность - не всегда синоним убожества.

Опера написана в 1893 году, то есть ее автор - современник Малера, Шенберга и Берга, да еще и ученик Вагнера, но по музыкальным своим особенностям "Гензель и Гретель" ближе к классической оперетте в духе Оффенбаха или Целлера, хотя и некоторые симптомы "малерии" (как говорил Прокофьев) местами проявляются, особенно в оркестре. Оркестр, кстати, на удивление приличный. Солисты - разные. Слабоваты Гретель-Надежда Нивинская и Мать-Людмила Торадзе, очень неплоха Алина Шакирова-Гензель, прекрасный вокал и незаурядный артистизм, иногда, правда, слегка перебирая по части последнего, демонстрирует Юрий Баранов. Сергей Москальков в роли Ведьмы отчасти и вульгарен, и груб, но многое искупает его энергетика и опять-таки неподдельный артистизм.

Без артистизма в спектакле никуда - музыка очень симпатичная, но не более того. А вот постановка, художественным руководителем которой числится такой мэтр, как Михаил Кисляров, а режиссером - Ольга Аристова, весьма грамотная и на уровне отдельных мизансценических решений, и в целом. Чего стоит только эпизод, когда мать Гензеля и Гретель начинает от радости, что отец принес продукты для рождественского ужина, бегать вокруг стола с кульками - это и дико смешно, и трогательно. Или дети, засыпающие в финале первого (по авторской партитуре - второго) акта в "живом" сугробе, составленном из маленьких полуангелов-полуснеговиков (на самом деле это, конечно, ангелы - но в забавных шапочках). Кое-что, конечно, смотрится слишком уж "малобюджетно" - как, например, сцена зимних забав в самом начале под звуки увертюры, когда дети катят "снежный ком", предсталяющий собой натянутую на проволочный каркас тряпочную полусферу (на целый шарик тряпочек не хватило?), причем во втором действии, у "пряничного домика" Ведьмы, тот же каркас служит клеткой для детей, откармливаемых на убой. Надо сказать, либретто оперы далеко не столь жестоко, как взятая за основу сказка. Действие происходит под Рождество, и выгоняя детей за шалости на улицу, мать предполагает, что они набегаются и вернуться. Те же попадают в сказочный лес, сталкиваются с хабальной Ведьмой-трансвеститом, наряженной в юбку из радужных лепестков (понятно, что партия написана для мужского голоса, как и Великанша в "Любви к трем апельсинам" Прокофьева, но что касается костюма героини - здесь художник или дал слабину по части вкуса, или, напротив, предложил идею чересчур смелую для детского музыкального спектакля), освобождают из плена других детей, после чего их легко находят совсем не опечаленные долгим отсутствием отпрысков родители и завершается все общим сбором семьи за праздничным столом. Столь же двусмысленным в своей нарочитой наивности может показаться и русскоязычный текст ведьминых куплетов:
- Ну что, понравилась?
Чего уставилась?
(...)
Вкусный маленький мальчик,
Дай-ка мне свой сладенький пальчик...

В партитуре немало длиннот, особенно в оркестровых фрагментах, но опереточные мотивчики удачно сочетаются со стилизацией под рождественские хоралы. Религиозная, без особой метафизической подоплеки, но все-таки весьма недвусмысленная составляющая и либретто, и прежде всего музыки "Гензеля и Гретель" очень выгодно выделяет этот спектакль среди прочих "елочных" постановок.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments