Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Кармен" Ж.Бизе в Музыкальном театре им. К.Станиславского и В.Немировича-Данченко, реж. А.Титель

За последние несколько лет хороших и разных "Кармен" было множество - и московских репертуарных (постановки Поповски в Центре Вишневской и Паунтни в Большом), и гастрольных (Жагарса из Риги и Исаакяна из Перми), и концертных (совсем недавно - Плетнев в КЗЧ), а "ветеранку", 1999 года выпуска в Стасике, я до сих пор не видел и не слышал. Хотя в первую очередь интересно было посмотреть - слушать можно было и у Плетнева, и у Темирканова в Большом, хотя в первом случае были проблемы с некоторыми солистами, а во втором - с режиссурой, которая в том числе мешала и музыкантам. Так что многого от музыкальной составляющей рядового представления неизбежно поизносившегося спектакля я на этот раз не ждал - и все-таки, к сожалению, давно не приходилось слышать настолько разболтанный и вялый оркестр под управлением Горелика, нестройный хор и довольно средних, если не сказать больше, солистов. Дмитрий Полкопин-Хозе поддавал "драматизма" по полной программе, но пел неровно, Андрей Батуркин-Эскамильо - ровнее, хотя тоже не блистал, а уж смотрелся и вовсе анемично, тоже мне, тореадор. Микаэла-Наталья Петрожицкая вокал демонстрировала более-менее достойный, но в остальном никакого впечатления не производила (то ли дело Микаэла у Плетнева была - главная партия в опере оказалась!). Хорош Роман Улыбин в партии Цуниги - но партия-то сама не стоит разговора. Ремендандо в Стасике, как и в Большом, поет Вячеслав Войнаровский, причем если в Большом его голос теряется среди других, то здесь, напротив, выделяется, что спектакль в целом, конечно, характеризует не лучшим образом. Мой любимый квинтет во втором акте превратился в полную кашу, при том что темп Горелик задал отнюдь не бешеный, не то что у Темирканова. Удивила Лариса Андреева-Кармен - но не вокалом (все на том же среднем уровне пела), а неожиданным для партии типажом: совсем "нимфеточная" у нее Кармен получается, особенно в первом акте, не знаю только, задумано ли так изначально режиссером или просто вышло случайно в силу того, что исполнительнице с соответствующей внешностью досталась соответствующая партия.

Кроме этого, утомляет обилие разговорных сцен. Понятно, что для режиссера и дирижера это было принципиально решение. Но даже у Паунтни в изначальной версии (первый раз я "Кармен" в Большом смотрел на прогоне, а потом - предпоследний из пяти спектаклей премьерного цикла), где ставка тоже делалась на диалоги, болтовни (при скромных драматических способностях большинства оперных артистов разговорные эпизоды чаще всего именно к скучной болтовне и сводятся), по моим ощущением, было меньше, а сплавив режиссера обратно в Англию, их еще уполовинили. Плетнев же в своей концертной версии обошелся вовсе без них - и опера от этого, ей-богу, только выиграла.

Постановка же по режиссерской задумке все-таки небезынтересная, пусть и не лучшая из тех спектаклей Тителя, что я видел. Либретто оперы вписано в полный календарный цикл. В первом акте - летняя жара. От нее спасаются, избавляясь от лишней одежды, насколько это возможно, обливаясь водой и обрызгивая из шланга раскаленные камни. Средством передвижения здесь служат велосипеды, и только здесь - в дальнейшем они не появляются. Над сценой благодаря удачно выставленному свету стоит марево, а задник колышется воздухом, идущим от вентиляторов - придумано просто и хорошо. Второй акт - осень, над Эскамильо раскрывают зонт, чтобы "героический" тореро не подхватил насморк. Третий - зима, снова ветер от вентиляторов, но уже более "злой", персонажи в плащах и накидках. Четвертый - весна или опять лето, уже не такое жаркое, как в первом, собирающаяся на корриду публика прилично одета, но дамы - с веерами. В общем-то, никакого режиссерского "откровения" здесь нет - просто внутренняя хронология либретто ((Эскамильо в третьем акте упоминает, что ни один из романов Кармен не длится более полугода) точно просчитана, осмыслена и выражена через сценографию (художник - Владимир Арефьев), костюмы и собственно мизансцены. Хотя не все частные режиссерские находки мне кажутся удачными - по-моему, совершенно напрасно во втором акте Кармен и Хозе, укладывающимся в постель, помогает раздеваться "третий лишний". С грохотом пробегающие на заднем плане муляжи быков - "фишка" по-своему забавная, но в большей степени нелепая в своем нарочитом комизме. И в целом оформление, выдержанное в пастельных тонах с небольшими вкраплениями черного во втором и третьем действии и неяркими пятнами цвета в четвертом, с неизменным навесным балконом-мостом над сценой, кажется несколько однообразным - такая "Кармен" зимой и летом одним цветом. Другое дело, что после "Кармен" Паунтни с ее кричащей, вульгарной пестротой, с массовкой, которая с трудом помещается среди загромождающих всю сцену декораций, на сдержанной и лаконичной постановке Тителя-Арефьева глаз просто отдыхает.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments