Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"История мамонта" ("Географ глобус пропил" А.Иванова), РАТИ, курс О.Кудряшова, реж. Е.Гранитова

А ведь я снова собирался отложить "Мамонта" до какого-нибудь гипотетического "следующего раза", хотя бы до 20 декабря, поскольку до последнего думал, что не стоит пропускать "Архитектора" на фестивале немецкого кино - единственный сеанс фильма с великолепным Йозефом Бирбихлером в главной роли... Но на "Ежике и медвежонке" встретил Екатерину Гранитову, которую не видел после премьеры ее "Бригадира", и подумал, что ждать больше не хочу и лучше потом схожу на "Мамонта" повторно, а откладывать больше не стану.

У Гранитовой плохо дело только с одним - с самопиаром. Будучи по факту одним из самых интересных режиссеров, работающих сегодня в Москве, имея собственный, неповторимый и узнаваемый стиль, себя персонально, свое имя как "бренд" она не продвигает, а косоглазая театральная критика не замечает ее в упор несмотря на очевидный успех таких блестящих спектаклей, как "Шестеро любимых":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/467500.html?nc=10

или сравнительно недавний "Бригадир, или Амуры в снегу":

http://users.livejournal.com/_arlekin_/1307565.html?mode=reply

Если возвращаться к тому, что можно назвать "театром Гранитовой", описание этого явления, наверное, следует начать с таких эпитетов, как "легкий", "радостный" и т.п. Но радостями театральной игры ее эстетика не ограничивается. Через водевильно-мелодраматический формат у нее всегда просвечивает слепящая тьма небытия - не в философско-экзистенциальном, а в более привычном и обыденном смысле: ощущение скоротечности и конечности жизни отдельного человека. Потому герои ее спектаклей так спешат жить и любить, радоваться и веселиться, петь и танцевать, что осознанно или нет ощущают, с одной стороны, приближение своей личной катастрофы, а с другой, невозможность что либо в таком порядке вещей и круговороте жизни в природе изменить фундаментально.

В случае с "Историей мамонта" в этом смысле все сошлось особенно удачно: и литературный материал, и исполнительский состав. Про нынешний курс Кудряшова столько уже сказано, что и напоминать лишний раз нет смысла, какие они замечательные, какой это слаженный ансамбль, и можно сказать, коллектив, готовый профессиональный и репертуарный театр с необычайно разноплановыми постановками. Роман Иванова я не читал и сопоставлять инсценировку с первоисточником не берусь, да и вряд ли это могло бы что добавить к впечатлениям от увиденного. Однако уже название спектакля "История мамонта" по отношению к оригинальному "Географ глобус пропил" подчеркивает важную для Гранитовой тему. Главный герой, Виктор Сергеевич Служкин, рассказывает своей четырехлетней дочери про динозавров и мамонтов, которые "поели друг друга до последнего", и та спрашивает, что же случилось с последним мамонтом после того, как прочие вымерли? Герой и сам ощущает себя, и со стороны производит впечатление такого "последнего мамонта", по какому-то капризу природы "недовымершего". Основное действие происходит в начале 90-х, но постоянно возвращается на десять лет раньше, в год смерти Брежнева, когда герои еще были школьниками. Спустя время, повзрослев и переженившись, бывшие одноклассники неумело доигрывают школьные романы. А устроившийся в школу преподавателем географии Виктор Сергеевич сталкивается с новыми школьниками, вроде бы живущими совсем в другой стране и другой эпохе, но переживающими практически те же истории, совершающими те же ошибки. В 9Б, как положено, есть свои тихони и хулиганы, есть девушка, которая влюбляется в Виктора Сергеевича, есть заводила, который сначала ему противостоит, а потом оказывает поддержку...

У "звезд" спектакля "Униженные и оскорбленые" в "Мамонте" роли второго плана: Надежда Лумпова играет педагогиню из начала 80-х, организующую траурную линейку по случаю кончины Леонида Ильича Брежнева - в современном плане сюжета о ней упоминается вскользь, что она уже умерла; Макар Запорожский - слегка заторможенного девятикласника по образованной от его фамилии кличке Овца, причем в этой роли я его даже не сразу узнал. Виктор Сергеевич - великолепная, зрелая, абсолютно профессиональная без скидок на студенческий статус работа Андрея Сироткина. Маша, влюбленная ученица - Полина Лазарева. Можно всех перечислить и о каждом что-то хорошее сказать. Можно разбирать частные режиссерские находки, вплоть до самых мелких - настолько и они яркие, запоминающиеся (как, например, одна из героинь чистит грейпфрут, откусывая корку и сплевывая ее в ментовскую фуражку). Первое действие продолжительностью почти два часа не провисает ни на минуту, постоянно движется по наростающей. Второе больше напоминает каскад следующих один за другим относительно самостоятельных эпизодов, но настолько головокружительный каскад... - впрочем, такая композиционная особенность - не слабина, которую дает режиссер, она обусловлена драматургией инсценировки: если в первом действии последовательно рассказывается история и предыстория главного героя и связанных с ним персонажей, то второе практически целиком представляет из себя рассказ о "походе" учителя и его учеников, где учитель сначала напился и ребята проехали нужную станцию, потом плыли по реке на самодельном катамаране, но наткнулись на агрессивного мужика-алкаша, повредили и потеряли плавсредства...

Театральная игра ведется с помощью как будто бы подручной атрибутики, складной картонной выгородки, нескольких столов, в разной конфигурации представляющих собой то школьные парты, то бурную реку, в действие постоянно вмешивается безымянный персонаж с саксофоном, озвучивающий ремарки, сжимающий и растягивающий время, иногда вступающий в своего рода "внутренний диалог" с главным героем или создающий с помощью того же саксофона и других музыкальных инструментов необходимые звуковые или шумовые эффекты - никаких претензий на "жизнеподобие", на "реализм" в примитивном смысле слова. В то же время характеры персонажей выглядят абсолютно достоверными, внятными, объемными. Их мотивы понятны, их эмоции адекватны, их энергия заразительна. А за песнями (музыкальный руководитель постановки - Г.Ауэрбах, соавтор "Амуров в снегу"; используются песни из репертуара Мамонова, Налича), за пластической эксцентрикой (хореограф - естественно, Олег Глушков), за юмором, гротеском, клоунадой - все то же неизменное для Гранитовой ощущение "последнего праздника","выпускного вечера", который уже никогда больше не повторится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments