Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Печальная история одной пары", РАТИ, Мастерская Олега Кудряшова, реж. Олег Глушков

Премьеру двух одноактных пластических спектаклей новых "кудряшей" (предыдущих до сих пор тоже называют "кудряшами", хотя они давно уже самодостаточные профессионалы) я пропустил, потому что пошел в тот вечер на концерт Плетнева в Большой, чего, как я понимал уже тогда, делать не следовало. И хотя эти и другие свои постановки курс играет регулярно, теперь выбрать вечер и посмотреть их совершенно некогда, а пропустить - невозможно. Курс - тот самый, что в прошлом году заслуженно победил на "Твоем шансе" с выдающимся без скидок на студенческий статус спектаклем по "Униженным и оскорбленным" Достоевского. И поскольку в "Униженных и оскорбленных" ярко выделяются исполнители ролей Ивана Петровича и Нелли, Макар Запорожский и Надежда Лумпова, я предположил, что они-то и есть главные "звезды" курса. Это отчасти так - в рамках одного конкретного спектакля они действительно звезды - и не так, потому что в "Печальной истории..." все исполнители равноправны и создают безупречный ансамбль.

Незнакомая девушка в фойе, видевшая меня недавно на "Идиоте", спросила, напомнила мне "Печальная история" сигаловские "Стравинский. Игры", и в каком-то смысле угадала. Хотя у Сигаловой и не было разбросанного по сцене сена, ее "Игры" тоже представляли собой курсовое пластическое упражнение с вкраплениями элементов фольклорного танца в современную пластику. Музыка Маноцкова в "Печальной истории...", как и "Весна священная" со "Свадебкой" Стравинского, построена на сильно переработанных, но все-таки отчетливо опознаваемых этнических мотивах. Да и развязка у Сигаловой в "Стравинском" не просто печальная, а прямо-таки трагическая. И все-таки между постановками Сигаловой и Глушкова общего не так уж много, различий больше.

В пластическом решении Олега Глушкова, одного из лучших хореографов, работающих преимущественно с драматическими артистами (наверное, в этом странном и сложном деле на один уровень с ним можно поставить только Эдвальда Смирнова) практически нет явных фольклорных мотивов, хотя, казалось бы, к тому располагает не только музыкальная основа действа, но и антураж: парни и девушки на сене... Тем более нет псевдоэтнического "колорита", ни в зыкинско-рюминском, ни в бабкинско-кадышевском изводе: да, "Печальная история одной пары" очевидно разыгрывается не в обстановке большого города, но ее персонажи - не нарумяненные хлопцы с накладными чубами и не мордатые пейзанки в кокошниках (видел накануне в "Новостях культуры" репортаж с юбилейного концерта Людмилы Рюминой - это ж пиздец просто что такой, русская "народность" и в аутентичном-то виде - удовольствие ниже среднего, а уж подобный фальшак - прости, Господи...). Но в то же время есть некая неброская, невызывающего характера конкретика, в отличие от абстрактных сигаловских штудий. Персонажи "Печальной истории" - обычные девушки и парни, но в большей или меньшей степени наши современники. Парни - в пиджаках - простеньких, из карманов нагрудных у кого-то сено опять-таки торчит, но в остальном - люди как люди, без соотнесения, правда, с определенной эпохой или местностью. Необязательно это русские колхозники, может, польские фермеры (ну это я так, к примеру).

И если "игры" Сигаловой завязаны на конфликте, условно говоря, героя-протагониста и кордебалета, то в "истории" Глушкова, несмотря на заглавие - семь пар. Точнее, семь героев и семь героинь, один дуэт сменяет другой, хотя спектакль не сводится к дивертисменту, и "история" действительно оказывается печальной: в финале парни сгребают сено в кучу, набивают им чемодан и остаются на сцене одни, без пар(ы). А ведут к тому парные микро-истории - лирические, драматические, трагикомические; в одной появляется чучело парня - набитый сеном мужской костюм; еще в одной герой проваливается в люк, а обратно вылезает обратно другой...

Участники действа - драматические актеры, к тому же студенты, но двигаются они на своем уровне великолепно, а хореография Глушкова по разнообразию и выразительности (в ней использованы и "трудовые" мотивы, и акробатические элементы, и все так к месту, так точно, без выпендрежа, без натуги) определенно превосходит многие постановки, проходящие по разряду "современного танца". Я пришел на спектакль практически на последнем дыхании, когда сел в первый ряд, у меня от усталости перед глазами сцена пучилась, до того мне было нехорошо, а вышел - ну разве что не как на крыльях. И каких же усилий воли мне стоило уйти в антракте, чтобы поехать в ЦИМ! А ведь мне говорили, что вторая часть, "Истории, подслушанные в чужом iPod" - еще удачнее, чем "Печальная история одной пары", ну а догадаться, что нетовская "Европеана" окажется полным говном, и подавно было несложно. Но как легко было бы жить, если делать только то, что хочется! В общем, "Подслушанные истории" я опять не посмотрел, и не знаю, увижу ли когда-нибудь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments