Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Category:

"Мастер и Маргарита" В.Овсянникова в Детском театре эстрады, реж. Леоннид Полонский

Из разговоров в антракте:
- Где-то я это все уже видела.
- В страшном сне, наверное.

Минувшим летом я видел "Липсинк" Лепажа и пять спектаклей в театре п/р Геннадия Чихачева - то и другое сильно расширило в обе стороны мои представления о возможностях сценического искусства, так что к проекту Овсянникова, выступающего в данном случае автором музыки и либретто, продюсером и худруком театра, я подошел морально и эстетически подготовленным, шока от увиденного и даже от услышанного не испытал, могу говорить о случившемся спокойно. И при большой необходимости даже отыскать в проекте пару достоинств. Например, в целом положительно оценить работу художника по костюмам - не во всем, но хотя бы отчасти удачную. Или, если уж говорить непосредственно о творечестве Овсянникова, отметить небезынтересный драматургический ход: главной, сквозной сюжетной линией его спектакля становится именно история Мастера и Маргариты, действие начинается в подвале на Арбате, где Мастер пишет и сжигает свой роман, и, соответственно, в финале композиционно замыкается. Если бы эту идею с умом разработать, могло бы получиться нечто интересное, возможно.

Но Овсянникова вел не чисто формальный интерес, он из поколения (о чем недвусмысленного заявляет в антракте записанным на фонограмму голосом), которое Булгакова читало в ксерокопиях, и личная страсть к роману не остыла. Как следствие, уровень осмысления романа остался прежний - советско-интеллигентский. Поэтому Овсянников запросто отождествляет Мастера с Иешуа (что уже само по себе небесспорно), а Иешуа прямо и неоднократно по ходу действия именуют Христом (и это уже совсем никуда не годится), а булгаковский сюжет сводится к распятию и воскресению интеллигенции.
Самодостаточных персонажей в спектакле немного - Мастер, он же Иешуа, Маргарита, Пилат, Воланд и его свита. Официально автор определил жанр своего опуса как "опера-фантазия" и в два часа, включая антракт, уложил все, что ему было необходимо высказать, причем кое-что даже не по одному разу, некоторые музыкальные номера дублируются. Берлиоз появляется лишь в виде уже готового безголового тела, клиника Стравинского представлена хороводом санитаров, москвичи - суетливой массовкой, агрессивной стаей, в своей несладкой жизни обвиняющей: "А все интеллигенты, жиды и диссиденты". Упоминание диссидентов здесь обусловлено, опять же, обстоятельствами личного взамоотношения автора "оперы" с текстом романа. Отсюда же - вареные джинсы на Мастере (признак "свободного художника") и долларовые купюры, разлетающиеся по мановению нечисти над московским хором. Отдельного упоминания заслуживают халаты санитаров - легким движением руки они превращаются в элегантные латы римских легионеров (капроновые сетки с аппликацией из фольги).

Такие примитивные, лобовые параллели, смешение времен и стилей ("рокеры да хакеры, пьяницы да ленинцы" - это цитата) пожалуй, могли бы и сработать во времена, когда замысел Овсянникова только-только зародился. (А Валентина Валентиновича считают своего рода мэтром, из его детского театра эстрады, существущего, оказывается, уже лет двадцать, вышли чуть ли не Дмитрий Харатьяни и Лена Перова, но вышли, видимо, без оглядки - почему-то на премьеру к нему никто из них не пришел). Вспомнить хотя бы "Иисус Христос - Суперзвезда" в Театре им. Моссовета, тоже ведь, если честно, не бог весь что, но сработал как бомба. И хотя Овсянников уж конечно не Уэббер и не Райс, но для определенного времени не такими криминальным показалось бы и качество исполнения этого замысла - я имею в виду не исполнителей как таковых (нормальные, кстати, ребята, достойные лучшего), а собственно музыку и в еще большей степени текст.

"Как на Лысой на горе / Жаркая погода / Не летайте на метле / В это время года" и тому подобные куплеты еще можно воспринимать с долей иронии, хотя они и напоминают чем-то частушки мультяшной Бабки Ежки: "Я была навеселе, И летала на метле, Ах, сама не верю я, в эти суеверия!" (кстати, у Овсянникова встречается рифма "верю я"-"Тиберия", но это еще ничего по сравнению с "пилатчина"-"старообрядчина"). С легионерами сложнее - их хор поет: "Мы сильны своей отвагой / И оружием своим. / Осененный красным стягом / Процветай могучий Рим!" Чтобы дошло до каждого, чуть позже вступают санитары: "Весь мир дурдом, и мы в нем пациенты / Нас легион и имя нам - стихия / И служит нам бессменным президентом / Шизофрения, шизофрения". Ну а когда персонажи, отдаленное отношение к Булгакову имеющие, поют "не было печали - черти накачали" - тут только держись за кресло. Тексты сольных номеров - за гранью добра и зла.

Однако премьерой "Мастера и Маргариты" Детский театр эстрады Овсянникова открывает свое новое, свежеотстроенное помещение на Бауманской, точнее, зал в здании тового торгового комплекса. Очень странный зал - проектировавшийся изначально как театральный, но при этом с таким крутым подъемом амфитеатра (партер отсутствует) и низкой сценой, что зрители с последних рядов будут смотреть артистам на макушки - если, конечно, придут. Духовность духовностью, а на это еще и билеты продавать собираются! С другой стороны - Проханов же с Чихачевым продают.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments