Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Аллегро" реж. Кристофер Бе

Пианист Зеттерстрем, когда-то потерявший свою возлюбленную Андреа, с которой он, по его собственным словам, "чувствовал себя почти человеком", спустя десять лет, будучи всемирно признанным музыкантом, бесстрастным виртуозом ("чем ближе к музыке, тем дальше от реальности"), возвращается в родной Копенгаген с концертом и получает приглашение в загадочную, скрытую за невидимой стеной Зону, где "то ли руины, то ли мечты со всемго мира", и там получает возможность снова встретиться с собственным прошлым.

Скатиться до тарковщины-сокуровщины, при том, что ассоциации с Тарковским в данном случае неизбежны и для режиссера явно осознанны, фильму не позволяет ирония повествовательной конструкции, в которой и экзистенциальное содержание (само по себе, мягко говоря, нехитрое) приобретает несколько иную направленность: интермедии в технике анимационной графики, голос рассказчика за кадром, и наконец, сама рассказчик во плоти, обитающий в Зоне персонаж по имени Том, старик в инвалидном кресле, проводник героя в лабиринте его подсознания и вытесненных воспоминаний - все это позволяет к метаниям главного героя отнестись достаточно отстраненно, снисходительно, в известной мере с юмором.

Да и Зона как таковая, в отличие от аналогичного образа в "Сталкере", не плоская этическая аллегория, как у Тарковского, но метафорическая фрейдистская модель структуры личности, вокруг которой не нагнетается символистский туман, наоборот, ее атрибутика предельно конкретна: она располагается в центре Копенгагена, имеет размеры 372х87 метров и туда можно попасть... через кабинку женского туалета в баре. "Здесь бесконечность не тянется во Вселенную, а возвращается в себя" - глубокомысленно замечает первый встретившийся герою в Зоне человек, и тут же, будто устыдившись такого "глубокомыслия", оправдывается: "Извините, я это не сам придумал".

Оказавшись в Зоне и столкнувшись с Томом, герой утрачивает свой музыкальный талант - Том спрятал его у себя в банке на кухне (опять конкретика, работающая на ироническое снижение символического плана фильма) и вынужден вернуться за ним. В отличие от похожих моделей бессознательного в фильмах Чарли Кауфмана и Мишеля Гондри, "Аллегро" с его скандинавской спецификой не предполагает эмоциональной разрядки нагнетаемого напряжения, на катарсис рассчитывать не стоит, герой просто вспомнит, что случилось, вновь обретет возможность играть на рояле, исполнит свой лучший концерт - и не более того. Вместе с тем, как отмечает голос рассказчика за кадром, путешествие было небесполезным, просто "вечное сияние чистого разума" в этом фильме - явление абсолютно самодостаточное, а счастья или хотя бы надежды на него никто и не обещал, да и смерть - не выход из положения. Впрочем, современная датская вариация на тему мифа об Орфее и Эвридике имеет тот же исход, что и архаичный первоисточник, но Орфею-Зеттерстрему, по крайней мере, возвращается способность творить. Венчающая путешествие по бессознательному героя метафора - мальчик за игрушечным роялем посреди огромного складского помещения, заставленного ящиками со стертыми воспоминаниями.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment