Слава Шадронов (_arlekin_) wrote,
Слава Шадронов
_arlekin_

Categories:

"Малая Москва" реж. Вальдемар Кшистек (ММКФ)

Накануне смотрел по телевизору "Персону нон грата" Занусси и в который раз поражался: при том что поляки как никто в мире остро и точно ощущают враждебность русских по отношению к любым явлениям христианской цивилизации (конечно, поляки эту враждебность в полной мере испытали на себе, но ведь не одни они, однако, скажем, у венгров или даже у народов прибалтийских стран это не так явно проявляется), они непременно стараются заигрывать с дьяволом, делать вид, что и русские бывают разные. В "Персоне нон грата" есть малоприятный, как ни работал на обратный эффект Никита Михалков в качестве актера, русский персонаж, но корень зла, оказывается, все-таки не в нем. Вот и в "Малой Москве", где действие происходит в оккупированной русскими Польше в конце 1960-х годов, в городке, где размещается гарнизон советской армии и где русские составляют около половины населения (поэтому его называют в народе "малой Москвой"), режиссер, как он сам в своем выступлении заметил, "хотел показать русских такими, какими он их знает и любит". Русские, естественно, этого все равно не оценили, и на пресс-конференции были довольно неприятные моменты, вопросы типа "зачем вы так говорите?" и т.д. - только потому, что русские в фильме не все сплошь хорошие, а есть еще и очень плохие.

Поляки, в отличие от французов или англичан, действительно помнят, что именно русские спровоцировали войну, убили миллионы людей, затем оккупировали и десятилетиями терроризировали пол-Европы, да и сейчас вовсе не намерены отказываться от захватнических амбиций. Однако ведь Кшистек честно пытался даже самых расплохих русских показать существами более-менее человекообразными. Например, персонажа Алексея Горбунова - опытного гэбиста, который, конечно, сам по себе не источник зла, а лишь его проводник, исполнитель, но Горбуновым он с позволения режиссера сыгран не как шарж (в отличие от гарнизонного политрука - это персонаж в большей степени все же комический), а куда более реалистично, чем главная романтическая пара. Фильм, собственно, по жанру мелодрама, а не историческая фреска. Русский летчик Юрий Светлов, страдающий бесплодием (таких не берут в космонавты - а он состоял в первом космическом отряде, но космонавт должен быть идеально здоровым и вместо него полетел Гагарин) и его молодая жена Вера приезжают в Польшу, где Вера, поклонница польской эстрады, мгновенно производит впечатление на лейтенанта Михала, военного музыканта. Между Верой и Михалом завязывается роман, за которым муж наблюдает с отстраненной печалью, но скандала не устраивает. Скандал устраивает его дочь, то есть дочь Михала и Веры, тоже Вера, когда много лет спустя вместе с отцом, то есть с мужем своей матери, приезжает, так сказать, "на историческую родину" в в Легинцу, которую ненавидит, как ненавидит поляков - работая, что характерно, в российско-немецком газовом концерне, она считает, что вся Европа должна кланяться русским за их газ, а уж поляки и вовсе народ второго сорта, что не у русских украли - то украли у немцев. Дочь, тоже Вера, не может простить мать за то, что из любви к поляку она покончила с собой. На самом деле Веру-старшую убили русские по приказу того самого гэбиста и действовавшего в сговоре с ним политрука, дабы замять скандал, а ее смерть обставили как самоубийство. Михал действительно пытался покончить с собой, и ему тоже "сочинили" смерть в автокатастрофе в Чехословакии, куда как раз в день выписки Веры из роддома вторглись русские, втянув за собой и части других стран ОВД (по сюжету фильма через аэродром, при котором служит Юрий, везут в Москву "на ковер" свергнутое чехословацкое правительство), покалечился, но выжил. Спустя годы все трое - Юрий, Михал и Вера-младшая - встречаются на могиле Веры.

Веру-мать и Веру-дочь играет Светлана Ходченкова - неожиданно сильно, потому что по фильмам Говорухина она производила впечатление бездарности, которую режиссер снимает только потому, что трахает ее. Так оно, видимо, и было (насчет последнего) потому что до сих пор и Говорухин о Ходченковой отзывается плохо (год назад он сказал, что она могла бы стать звездой, но не стала и уже не станет - хотя это определенно несправедливо), и Ходченкова о Говорухине вспоминает без особого тепла, несмотря на то, что он, как ни крути, ее "открыл" - видимо, в какой-то момент он ее во всех смыслах затрахал. Роль Михала, сыгранная Леславом Журеком - работа необыкновенно пронзительная, но именно для жанра мелодрамы, в эстетике более сложной она показалась бы наигранной и приторной. Тоньше всех в этом фильме - Дмитрий Ульянов в роли Юрия, его персонаж - любящий, страдающий, но не истеричный, сдержанный, свои эмоции он прячет, а таких играть сложнее всего, и Ульянову это удается. По-своему хороши и Алексей Горбунов (злодей-гэбист), и даже успевший несмотря на юные года разбазарить свою физиономию по самым неприличным кинопроектам Артем Ткаченко - здесь он играет советского офицера-армянина, роль второстепенную, казалось бы, однако в фильме с ней связана очень важная тема.

Опять-таки именно в польском кино как нигде больше цивилизационная несовместимость русских с христианской Европой осознается как проблема в основе своей религиозная. Друзья Юрия и Веры Светловых, армянская семья, хочет крестить своего новорожденного. Михал и Вера в силу обстоятельств - гэбист завалился к ним с бутылкой водки и помешал самим отправиться на крещение - становятся крестными родителями. Но слава о совершенном крещении идет по городку и доходит до политрука. И тот объясняет персонажу Артема Ткаченко буквально следующее: "католичество - религия наших врагов". В сущности, по-своему он прав, при том что армяне сами по себе, строго говоря, не католики, но принципиально важно тут, что политрук, которому положено быть твердокаменным атеистом, выступает не против религии как таковой, а конкретно против католичества. Зато местные поляки, как выясняется в финале, приходят на могилу Веры с цветами в память о самой великой любви, случившейся в их городе, практически почитают ее как местную святую.

Неудивительно, что фильм собрал в польском кинопрокате рекордную кассу. Удивительно, правда, что польская творческая группа во главе с режиссером открыто говорит об этом, представляя картину в конкурсе ММКФ, дирекция которого до хрипоты твердит, будто все конкурсные показа фестиваля - премьерные и эксклюзивные.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments